aif.ru counter
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА
404

Адвокат Елфимов о том, почему партбоссы считали, что в Ульяновске не берут взяток

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. АиФ-Ульяновск 28/08/2013
На родине в Тюменской области. Фото из архива Дмитрия Елфимова

Сейчас он уже не появляется в эфире, но в свои 77 лет по-прежнему в строю и даже был признан лучшим адвокатом 2012 года по уголовным делам. 

Досье
Дмитрий Максимович Елфимов - Почетный адвокат России, награжден медалью Федеральной палаты адвокатов РФ «За заслуги в защите прав и свобод граждан», дипломом лауреата региональной юридической премии «Юрист pro Bono», дважды побеждал в конкурсе «Лучший адвокат года».

Родился в Тюменской области. Закончил Свердловский юридический институт. После института работал следователем прокуратуры в Тобольске Тюменской области, потом в Казахстане, в 1985 году перевёлся в Ульяновск. За 55 лет работы в правоохранительных органах был прокурором, следователем, начальником ОБХСС, адвокатом. Не был только судьёй. Женат, отец двоих детей, дед и уже прадед.

Пострадал за Сталина

- Дмитрий Максимович, у вас уникальный послужной список. За 55 лет работы в правоохранительных органах вы были и следователем, и прокурором, и адвокатом, и начальником ОБХСС…

- А какая интересная была прелюдия! Ведь в девятом классе я три дня отсидел за «покушение» на Сталина. Тогда я жил в городе Заводоуковске Тюменской области. Как-то мы с ребятами бегали, дурачились на перроне местного вокзала, ну и уронили бюст Сталина, а он разбился. Шел 1953 год, все оплакивали смерть вождя, а тут такое…

В общем, посадили меня под арест, и следователь все расспрашивал, кто из взрослых подговорил меня «свергнуть» Сталина с пьедестала. А уже через год я стал студентом Свердловского юридического института.

- Кем бы вы ни работали, всегда писали… в «Литературную газету», в «Известия», журналы «Журналист» и Крокодил», публиковались во всех областных газетах. С чего бы у юриста такая тяга к перу?

- Я всю жизнь занимался правовым просвещением – писал статьи, читал лекции. Заканчивал дело и обязательно ехал на предприятия, в районы и рассказывал о нем … Недостатка в аудитории у меня никогда не было. Помню, в пору, когда был начальником ОБХСС, приехал на мясокомбинат и объявил, что прочту лекцию «Как воровать и не попадаться», так полный актовый зал народу набился, чтобы на меня посмотреть… А сейчас никто не занимается правовым просвещением. Это моя боль. Теперь народ получает представление о законе по телевизору – из тупых телешоу и кинофильмов, где правоохранительная система представлена в меру понимания режиссера. А понимание это, как правило, нулевое. Кто-нибудь видел, чтобы в титрах современного детектива был указан консультант из системы МВД или прокуратуры? А в старых фильмах консультанты были, причем в генеральских чинах.

-Наверное, спроса нет на правовое просвещение? Молодежи это скучно…

- Ничего подобного! У молодежи масса вопросов. Был как-то на встрече в школе. Девушка задаёт вопрос: «А почему проституция – это противозаконно? Женщина торгует своим телом, имеет право». Директор на задней парте краснеет, подпрыгивает… Потом вопрос задаёт парень: «Вот я хочу взять у деда без спроса автомобиль покататься. Это же не нарушение закона?». Я ему объясняю: это преступление, статья 166. Хорошие вопросы ребята задают, жизненные… Но сегодня уже некому отвечать на них. Кстати, количество правонарушений с участием молодежи в последнее время выросло.

Воровать стали… по-другому

- Скажите, как бывший начальником ОБХСС, со сменой экономического строя в России воровать стали больше? Меньше?

- Воровали и при Союзе много, но не сравнить с тем, как воруют сейчас. В начале девяностых я уже работал адвокатом, и как-то защищал парня, который, будучи дворником на автомобильном заводе, с двумя своими подельниками своровал тринадцать «уазиков». Проходили через меня дела, когда по сто машин с завода воровали.

Но сейчас, как и тогда, крупных воров предпочитают не трогать. В поле зрения ОБХСС попадали руководители предприятий, председатели колхозов – те, кто имел доступ к материальным благам. С одной стороны, от нашей службы хотели серьезных разоблачений, а с другой стороны, вроде, нет. «На родине Ленина взяток брать не могут», - сказал один крупный партийный босс. Стоило поймать какого-нибудь директора фабрики на воровстве, как вызывали в обком: «Что же вы мешаете работать хорошим специалистам?».

Кстати, то же мне говорили и в Казахстане, я и там работал начальником ОБХСС. Мы поймали известного тогда певца Юрия Богатикова на том, что давал «левые» концерты, вне программы. И тут же меня вызвали в министерство: «Елфимов, ну куда ты лезешь! Уважаемые ведь люди».

Но по большому счету у ОБХСС были руки развязаны. Идет, допустим, укладка дороги, и мы можем в любое время приехать с проверкой. А сейчас все говорят и пишут открыто, что «дорожные» деньги разворовывают, но ОБЭП не может просто так вмешаться в работу подрядчиков. Надо идти в прокуратуру и спрашивать разрешения. Ждать ответа. И дадут ли ещё это разрешение?

- Сейчас из нашей жизни ушла тема дефицита товаров. А для ОБХСС она наверняка давала огромное поле деятельности…

- Еще бы! Все и всё доставали «по блату». У меня в свое время даже была идея написать очерк «Начальник блатной службы». Сам не написал, но однажды дал интервью, которое стоило мне места. В то время я уже работал прокурором отдела общего надзора, из ОБХСС уволился, потому что достиг пенсионного возраста. И как всегда, сотрудничал с газетами. Однажды пришел ко мне журналист и попросил рассказать о негласных сотрудниках ОБХСС. Имен я, конечно, не назвал и никакой тайны не открыл, рассказал только то, что все знают, но материал вышел под громким заголовком: «Я сам вербовал агентов».

Из обкома партии тут же позвонили прокурору области, а он вызвал меня и сказал: «Я ведь все понимаю, но с обкомом спорить не могу….» И я из прокуроров переквалифицировался в адвокаты. И вот уже 25 лет защищаю.

Из прокуроров – в адвокаты

- Сложно было перестроиться?

- Очень сложно, мозг-то был настроен на обвинение, всю жизнь ловил жуликов, а тут вдруг резкий поворот… и надо идти в суд защищать человека. Но уже первый опыт был удачный, а вот следующий клиент меня обманул. Это был цыган, отец 14 детей, который на автозаводе украл металла на 2,5 тысячи рублей - хищение в особо крупных размерах. В день суда был полный двор цыган, которые потом забили весь зал. Во время перерыва цыган говорит мне: «Видишь – полный карман денег. Всё готов отдать, лишь бы не посадили». Дали ему срок условно, я говорю: «Ну что? Пойдем в кассу деньги сдавать». А он мне: «Максимыч… Ну какие же у цыган деньги!». А если серьезно, то вся моя предыдущая работа – следователем, прокурором – это для адвоката бесценный багаж знаний и опыта.

- С позиций своего опыта, что вы думаете о законопослушности нашего народа?

- У большинства нет ни уважения, ни интереса к закону в принципе, поэтому я и говорю всю жизнь о важности правового просвещения. Как сейчас помню бабушку, которая выложила передо мной три тысячи рублей: « Одна тысяча – вам, одна - судье, а одна – прокурору. Только чтобы все уладилось в суде, и сына оправдали». Я ей говорю: «Нет уж бабушка. Ты деньги забери, а то судья обидится и прокурор - тоже». А ведь есть адвокаты, которые за высокий гонорар гарантируют клиенту нужное решение в суде, и им верят! Хотя надо разворачиваться и бежать от таких адвокатов.

Что меня еще цепляет, так это сложившаяся практика привлекать к участию в следствии и суде матерей в качестве законных представителей несовершеннолетних. Вот именно матерей, а не отцов. Жалко на них смотреть: женщины раздавлены горем, бумаги подписывают сквозь слезы, ничего не соображая. Но с ними следствию легче работать – они покладисты, боятся возражать. А отцы в это время дома пьют пиво и ждут, чем дело кончится. Я считаю, что там, где есть отцы, именно они должны представлять интересы детей!

- В этом году вас признали лучшим адвокатом Ульяновской области по итогам 2012 года…

- Между прочим, за 25 лет моей адвокатской деятельности не было года, чтобы меня как-то не отмечали. В прошлом году – за успешную защиту главного врача поликлиники №1, которую обвиняли в хищении и нецелевом использовании сотен тысяч рублей. Дело длилось три года, его материалы составили 15 томов, состоялось 23 судебных заседания, прокуратура просила в качестве меры наказания три года лишения свободы. Но в итоге главврача полностью оправдали, более того: через суд мы добились, чтобы прокурор извинился перед ней.

- Ваш сын – тоже адвокат, причем очень успешный. Какими качествами нужно обладать, чтобы стать хорошим защитником?

- У меня и жена юрист, она до сих пор нас с сыном консультирует. Хорошо работает тот адвокат, который занимается делами, интересными для него и главное – переживает за своего клиента. У Сергея, например, особенно хорошо идут дела по ДТП, жилищным и земельным спорам. Мне очень близки дела по экономическим преступлениям, потому что много лет работал в ОБХСС, хотя и гражданские дела мне интересны. В общем, секрет-то профессионального успеха немудреный – нельзя быть равнодушным, работать надо весело и с огоньком.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество