aif.ru counter
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА
896

Татьяна Губарева: «С 5 лет хотела быть только детским врачом»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ - Ульяновск 13/11/2012
Фото из архива Татьяны Губаревой

«Это такая радость - в конце своей трудовой деятельности просто делать то, что всю жизнь любишь, и с чего начинал. Работаю в диагностическом центре своей больницы консультантом-пульмонологом. И нисколько ни о чем не жалею», - это строки из книги Геннадия Демочкина о Татьяне Губаревой, замечательном детском докторе, заслуженном враче России, экс-министре регионального здравоохранения, председателе Ульяновской медицинской палаты.

«Попала» в министры

- Татьяна Александровна, в книге вы рассказываете, что с пяти лет точно знали - будете только врачом, причем обязательно детским. В 2006 году вы главврач новенькой детской многопрофильной больницы, которую «поднимали» с нуля... И вдруг становитесь региональным министром здравоохранения и соцзащиты. Как вы туда попали? 

- Очень просто попала. Меня позвал губернатор Сергей Иванович Морозов и попросил: «Помоги». Я сначала категорически отказывалась, но он настоял: «В понедельник на работу». И я пошла… действительно помогать губернатору. Это было тяжёлое время – денег в системе здравоохранения было катастрофически мало, причём уже на протяжении многих лет. По данным ВОЗ, здравоохранение разваливается, если на него идёт менее 5% ВВП, у нас такая картина сохранялась на протяжении 20 лет. 

- А что было тогда самым сложным?

Досье:
Татьяна Александровна Губарева, Заслуженный врач России

Родилась в Калинине, ныне Тверь

Закончила Куйбышевский медицинский институт имени Д. Ульянова в 1972 году. Почётный выпускник.

21 год проработала в Ульяновской областной больнице.

С 1993 года - в областной детской многопрофильной больнице. Сначала - заместитель главного врача, потом - главный врач, сейчас - консультант-пульмонолог.

В 2006-2007 годах – министр здравоохранения и соцзащиты Ульяновской области, помощник губернатора.

В 2012 году избрана председателем Ульяновской медицинской палаты.

Замужем, сын - финансист, дочь – детский онкогематолог.

- Изменить мышление людей – и чиновников, и медиков, и пациентов. Мы жили и работали фактически в новой стране, но осознать это, принять новые условия было невероятно сложно. В советскую пору врачи денег не считали, у них были другие задачи… Строилось очень много больниц, дети в стационаре могли лежать по 35 дней. Мы их полностью обследовали, лечили не только основное, но и сопутствующие заболевания…

Да и вообще в органах госвласти сложно работать – каждый день заседания, мероприятия, я и подчинённых своих не видела: в полдесятого вечера добиралась до кабинета. В больнице, конечно, тоже всё это было, но иначе: мероприятие – и вот у нас новое отделение, мероприятие – и мы врачей обучили… Всегда был виден результат.

Я была министром год, два месяца и две недели. Потом - несколько месяцев помощником губернатора. А потом не выдержала – подала заявление и вернулась в свою больницу. Как раз в это время здесь не было пульмонолога, так как доктор ушла работать в фармацевтическую компанию.

Знакомство с Горячевым

- Строительство в Ульяновске областной детской многопрофильной больницы, одной из лучших в России, в девяностые годы было настоящим чудом. С чего всё началось?

- Площадку под строительство расчистили и заложили нулевой цикл ещё в конце 80-х годов, а потом стройка заглохла. Мы с моей одноклассницей и журналистом Александрой Никитиной сделали передачу на радио, и своё выступление я закончила так: «Уважаемые жители Ульяновской области, давайте соберём средства на детскую больницу, хоть по десять рублей…». После этого меня пригласил к себе руководитель области Юрий Фролович Горячев: «Зачем же вы такие заявления делаете?». А я его пригласила к нам в детское отделение областной больницы. Мы ему показали помещение, где у нас лежали дети раннего возраста, - приспособленную шахту грузового лифта. Вот тогда, мне кажется, он загорелся идеей строительства больницы. Сложное время было, но мы жили этой стройкой, каждую неделю Горячев проводил на объекте планёрки, врачи бегали по стройке, сами подбирали цвет краски для стен, чтобы детям в больнице было комфортно и уютно.

Но строительство больницы - это ведь не только возведение стен и потолков. Мы строили новые корпуса, а параллельно искали врачей, медицинский персонал, добывали оборудование. Иначе нельзя: если есть помещение, оборудование, но нет грамотных врачей, медицинских сестёр, больницы не получится. Как это было, когда в рамках нацпроекта «Здоровье» начали оснащать районные больницы: где-то современное оборудование стояло нераспакованным, потому что работать на нём было некому.

Наша главная беда сегодня в том, что люди не идут в профессию, молодёжь заканчивает медицинские вузы и старается устроиться представителями в страховых или фармацевтических компаниях, где платят в 4-5 раз больше, чем практикующему врачу в больнице. Зарплата доктора, который только что пришёл работать, – 5800 рублей. У врача с высшей квалификационной категорией зарплата - 8000 рублей. Это базовая ставка. Чтобы больше получать, надо больше работать, то есть больше принимать больных. А иногда этого не нужно. Врачу на приёме надо поговорить с пациентом, а уж с детьми – тем более. Ко мне детей приводят по направлению участковых докторов, и я на своих приёмах вижу, сколько огрехов в своей работе они допускают из-за того, что и приёмы большие, и система подготовки кадров у нас страдает…

Конфета в бронхах

- То есть за 35 лет, что вы работаете пульмонологом, характер обращений изменился?

- Причины заболевания пневмонией изменились. Во-первых, это поздние обращения, а во-вторых – неправильно расцененное состояние. Сейчас есть очень сильные антибиотики, и если пневмонию начать лечить вовремя и правильно, то результат будет хороший. Запущенное состояние усиливает степень тяжести. Почему запущенное? Иногда родители долго не обращаются. А иногда доктор не сумел «поймать» симптомы. Не услышал хрипы, а их может и не быть первые сутки. Это вопрос квалификации, внимательности врача.

Заболеваемость органов дыхания в России самая высокая. И она, к сожалению, растёт, хотя в мире – снижается. И дело тут не только в здравоохранении. Наш бич – курение, пренебрежение здоровым образом жизни. Детей надо закаливать, обеспечивать им правильное, полноценное питание. Когда я говорю об этом на приёмах, многие мамы начинают скучать. Им нужна одна волшебная таблетка, которая сразу поможет, а я говорю, что надо менять образ жизни.

- Так ведь и родители за последние десятилетия тоже изменились. Меняется темп жизни, стиль, приоритеты. Вы не чувствуете, что дети в современной семье уходят на второй план?

- Чувствую, хотя, конечно, обобщать не стоит. Знаете, что стало настоящей проблемой сейчас у нас в Ульяновске? Попадание инородных предметов в бронхи! Вот свежий пример. Приносит мама малыша – год и два месяца мальчику. Слушаю его – похоже на бронхит. Спрашиваю маму: «Семечки, конфеты не давали? Мелкие предметы в рот не тянул?». Отвечает уверенно, что ничего такого не было. Я назначаю лечение, через неделю они опять приходят: никаких улучшений. Срочно отправляю на снимок, который показывает, что у малыша в бронхах что-то есть… Быстро в наше отделение – врачи звонят и рассказывают, что вытащили «что-то, похожее на конфету, длиной 3,5 см, даже кусочек фольги есть». Что только ни вытаскивают врачи из бронхов маленьких детей - семечки фруктов, хлебные корочки, всякие фишки, игрушки… Мы с 1977 года делаем бронхоскопии, но такого количества не было никогда. Это огромная проблема, и корень её - в невнимательном отношении к детям. Я призываю мам не оставлять маленьких детей без присмотра, следить за ними каждую минуту, беречь…

Чтобы помочь людям…

- Татьяна Александровна, в октябре в Ульяновской области официально зарегистрирована Медицинская палата, вы её председатель. Что может сделать общественная организация для реанимации тяжело больного здравоохранения?

- Скорого результата ждать не стоит. С созданием Общественной медицинской палаты мы встали на долгий и тернистый путь. Это сказал доктор Рошаль. Сложно с этим не согласиться. Мы очень долго жили в условиях административной системы, а сейчас делаем попытку активизировать профессиональное сообщество, расшевелить его. Ведь никто лучше самих врачей не знает главных проблем и сильных мест отрасли. Наша главная задача – поднять престиж профессии. А отсюда – остальные задачи: достойное качество врачебной работы, обучение врачей, искоренение хамства и со стороны пациентов, и со стороны работников здравоохранения.

В традициях советской медицины было особое отношение к больному, слово, которое лечит, выполнение врачебного долга. Сейчас всё это как-то размылось: осталась медицинская услуга, тариф на неё, программа госгарантий. А всё остальное вроде стало лишним.

- А есть, от чего оттолкнуться, чтобы переломить ситуацию?

- Есть. Я вижу, как работают наши доктора. Они пришли в детскую многопрофильную больницу совсем молодыми, сейчас им под пятьдесят. Многие, очень многие из этих людей отдают себя полностью профессии, несмотря на небольшую зарплату и очень сложную работу. В Москве на одном из совещаний я услышала интересную информацию: 79% студентов медицинских вузов говорят, что пошли в профессию, чтобы помочь людям. И уходят, когда начинают сталкиваться с реальной жизнью. Но ведь изначально у молодёжи правильные мотивы, просто её надо поддержать. А это задача профессионального сообщества тоже.

Сегодня мы планируем готовить детей к профессии со школы - взять медицинский класс и хотя бы раз в неделю приходить к ребятам, чтобы говорить с ними о медицине, о здоровье... Почему бы нет? Ведь они и есть наше будущее.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество