aif.ru counter
Алексей ЮХТАНОВ
71

Сергей Удальцов: «Я не хочу никакой крови»

Фото автора.

Он обвиняется в избиении журналистки-внештатницы, курсанта УВАУГА и члена «Молодой гвардии» Анны Поздняковой.

- Что все-таки случилось на митинге 21 апреля в Ульяновске?

- Избиения гражданки Поздняковой не было в природе. Все очень просто. Я надеюсь, что ульяновский суд, самый гуманный суд в мире, примет в итоге правильное решение. Я готов еще раз сюда приезжать и еще. Мы будем чаще встречаться с жителями Ульяновска, в этом тоже есть свои плюсы.

- Ваши действия, если все-таки суд вынесет обвинительный приговор. Обжаловать?

- Я думаю, что, скорее всего сегодня до приговора дело не дойдет. Скорее всего! Естественно, моя позиция однозначна, я никакого преступления, правонарушения, не совершал, к гражданке Поздняковой не прикасался. Она меня не вдохновляет, не возбуждает, не привлекает. Я к ней не прикасался. Я сохранял с ней дистанцию. Соответственно это я и буду доказывать в суде. И если суд действительно будет руководствоваться фактами, здравым смыслом, показаниями свидетелей, решение однозначно. Дело должно быть прекращено, а гражданка Позднякова привлечена к ответственности по статье за ложный донос.

С таким заявлением я уже обратился. Я не хочу никакой крови, я не хочу никакой расправы, но справедливость должна быть восстановлена. Никуда не годится, когда такие молодые девушки с ранних лет (тем более она будущая журналистка!) приучается врать. И тем более дает такие показания, которые могут сломать судьбу человека. Извините меня, с этим шутить нельзя. Поэтому надо… Надо просто воспитывать. Плохо воспитали родители, плохо воспитали в школе, плохо воспитали в «Молодой гвардии». Придется нам воспитывать. Я надеюсь, получится. Но мы будем гуманно воспитывать.

- А вот тут такие молодые люди с такими красивыми плакатами на шее… (Недалеко маячит одинокий парень с плакатом: «Удальцов, будь мужиком, извинись!») Как вы к этому относитесь?

- Отношусь позитивно. Я за любое проявление демократии, если эти люди не нарушают закон… Я думаю, это одиночные пикеты. У них своя позиция. Я думаю, они тоже задурманены тоже вот этой пропагандой, я даже не думаю… Может быть они по воле сердца сюда пришли. Но им тоже промыли мозги. Я думаю, со временем они поймут. Они имеют право высказывать любую позицию, меня это совершенно не тревожит. Если они никому не мешают, не нарушают закон, пусть стоят. Это их право.

- А лица напряженные у них.

- Ну, лица напряженные, потому что пытаются осознать, зачем они здесь. Для чего – и не могут понять.

- Как вы планируете защищаться в суде?

- Я планирую защищаться активно, энергично, и в соответствии с действующим законодательством. Ну как защищаться? Если я знаю, что не виновен, что правда на моей стороне, мне легко защищаться, надо просто говорить правду. Я надеюсь… Я даже убежден, что все будет хорошо. Все будет хорошо, и я буду приезжать в Ульяновск по гораздо более приятным поводам. Спасибо, я с Ульяновцами, Россия будет свободной!

- Как вы себя чувствуете?

- Ни отдохнуть, ни передохнуть не дали…Такое ощущение, что специально назначают заседание в такие дни, чтобы создать массу неудобств. То назначали 5 мая – перед «Маршем миллионов», то назначают, когда под арестом, и на основании этого сделали «принудительный привод», правда потом переиграли. То назначают на следующий день после освобождения. Есть ощущение, что делается это с целью создать дополнительные сложности. Обидно одно: на что тратятся силы и, действительно, средства – чем люди заняты, вот, все. Все бы занимались своей работой, своими делами…

10 дней сухой голодовки даже с учетом госпитализации – тяжело. Скажу откровенно. Потом я ее продолжал, дважды был госпитализирован. Конечно, хотелось бы день-два немножко прийти в себя. Организм достаточно крепок, но тем не менее. Мне не дали такой возможности. И у меня есть ощущение, что это, может, сознательно делается, чтобы создать такой цейтнот, создать такой ритм. 24-го я вышел, 25-го я уже должен быть в Ульяновске, заседание назначается на 8.30 утра, тогда как поезд прибывает в 9 утра. Пришлось ехать на машине, а это тяжело, практически не спал всю ночь.

Анна Позднякова? Я ей сочувствую, ее втянули в это грязное дело и потом ее же и сделают крайней. Если выяснится вот эта ложь. Понимает это она или нет, но она стала жертвой вот этой тотальной лжи, которая присутствует от самого верха до самого низа. Может она карьеру так делает. Мне ее искренне жаль, молодая девушка, могла бы заниматься серьезными делами, вместо того, чтобы оговаривать людей… В случае провала этой нелепой операции отвечать будет она. Она должна это понимать, в принципе у нее всегда остается шанс это дело частного обвинения отозвать, снять претензии. Естественно, я человек гуманный, я не собираюсь ее преследовать, мне жаль ее, потому что ею пользуются.

- Вы как-то питаетесь, начали уже принимать пищу?

- После последней госпитализации в больнице меня прямо начали выводить из голодовки. Потому что дальнейшее голодание было опасно для моего здоровья. Поэтому последние несколько дней я уже постепенно вхожу в нормальный ритм. Я думаю, что все будет хорошо.

- Какую сейчас принимаете пищу?

- Ну, пища сейчас после голодовки… Ну, во-первых, объемы принимаемой пищи должны быть небольшие, и, естественно. Это какая-то такая пища, которая легко усваивается. Нетяжелое. Например, что-то овощное, ну, самые такие вот простые вещи, постепенно и в небольших объемах. Я надеюсь, что в ближайшие дни войду в норму.

- Сергей, вы будете продолжать протесты?

- Вы знаете, протесты, это не самоцель. Протест, это не то, чем занимаются ради самого этого процесса. Сегодня такие проблемы назрели в стране… Они не решаются. Люди об этом кричат, пишут, выступают, ничего не сдвигается с места. …Простые вещи банальные, но я заинтересован в том, чтобы Россия менялась. Поэтому сегодня протестовать – значит думать о будущем своих детей. И о своем будущем и, конечно, будущем страны. Поэтому это не протест, а спасение страны от разграбления и уничтожения. Вот если так это понимать, то это дело праведное, благородное, нужное и, как вы видите, сегодня все больше людей приходит к осознанию именно такой позиции. Поэтому и начали выходить десятки и сотни тысяч на улицы Москвы, в других городах активность повысилась. Я думаю, это прекрасно. Потому что активное гражданское общество это залог перемен. Это залог того, что власть будет подконтрольна. Она будет ответственна. Только так мы можем чего-то добиться. Я убежден: других путей нет.

- А какой реакции властей вы ожидаете?

- В данной ситуации у власти может быть, по большому счету, две реакции. Одна реакция адекватная, если это люди, действительно, которые не только говорят о процветании России, но и хотят его добиться. Это - идти навстречу. Власть должна идти навстречу гражданам, вести диалог, прислушиваться к требованиям, и их реализовывать. Поэтапно. Возможно, не сразу. Но – реализовывать. Второй сценарий – когда между властью и обществом, когда власть не хочет, не может слышать граждан, отгораживается от них, подавляет их активность, репрессирует. Такой сценарий рано или поздно приведет к катастрофе, к взрыву. Чем закончится, мы даже не можем предугадать. Пока, к сожалению, реализуется второй сценарий. Реализуется вот это вот усиление репрессивного аппарата. Но еще есть шанс, никогда не поздно одуматься. Как вот в моем уголовном деле, да, никогда не поздно открыть глаза, и понять, что судьба России важнее личных каких-то корыстных интересов. Такой шанс – и у господина Путина, и у господина Медведева, и у Единой России, и у всех господ, которых многие называют образно «жулики и воры», каждый по своему понимает… У них этот шанс есть. Мы со своей стороны готовы к диалогу. Готовы к компромиссу. Никто не хочет конфронтации и крови. Мы все это уже проходили. Но для этого должно быть обоюдное желание. Я надеюсь, что все же голос разума будет услышан, и начнется диалог, и начнутся, действительно, те реформы, о которых не говорит сегодня только ленивый. И в экономической сфере, и в социальной, и в плане борьбы с коррупцией, политической реформы, реформы выборов, то, о чем говорят люди самые простые, и люди в разных городах – и в Ульяновске, и в Москве, и во Владивостоке.

- Оппозиция сейчас едина, пока у нее лозунг один – «Долой!» Когда поближе к цели будете – не передеретесь?

- Это ошибочное представление, что у оппозиции сегодня… Оппозиция даже неверное слово, гражданское движение предпочитаю называть. Гражданское, оно широкое, а не только политическое. Там и гражданские активисты. Просто неравнодушные люди. У нас не лозунг «Долой!», если вы вспомните лозунги «За честные выборы», сейчас «За честную единую власть!», «За свободную Россию». Это не «Долой!», это «За». Поэтому это уже конструктивная программа. Она сегодня объединяет. Если будут эти самые честные свободные выборы, если будут реальные реформы, дальше граждане России будут выбирать. Кому отдать предпочтение: «левым», «правым», «зеленым»... Суть наших требований: пусть сам народ свободно, без всяких ограничений и препятствий решает судьбу страны. В свой народ верим, наш народ мудрый, грамотный. И как бы его ни опускали, не пытались привести к деградации, он сохраняет свои лучшие качества, мы в свой народ верим.

- Предположим: выбрал народ на честных выборах вас и ваших сторонников. Ваши дальнейшие действия?

- Представители левых сил, а я к ним именно отношусь, давно уже сформулировали основные первые шаги по реформированию России. Нам нужно реализовывать три базовых процесса развития реальной демократии, реального народовластия, создание механизмов для свободных выборов, гражданского контроля, для бесцензурных СМИ, которые будут реально отражать ситуацию в стране, в каждом конкретном городе, вот первые шаги как раз и должны быть направлены на реализацию как раз этих принципов. Это социально-экономическая политика, это развитие реального сектора производства. Отказ вот от этой бесконечной эксплуатации сырьевых ресурсов и, конечно, движение в сторону социальной справедливости, налоговой реформы, реформы социальной сферы для того, чтобы доходы и от наших ресурсов, и от наших богатств распределялись равномерно в интересах всех членов общества. А не только в интересах узкой элитной группы, которая сегодня их фактически захватила. И в национальном вопросе, конечно, мы сторонники реинтеграции на постсоветском пространстве. Мы жили большой дружной семьей, развал союза породил многочисленные проблемы, в первую очередь неконтролируемую миграцию, межнациональную рознь, это недопустимо. Но решить это можно только постепенно собирая наше единое пространство. Это выгодно и русскому народу, и всем другим народам. Я регулярно общаюсь с приезжими, так называемыми гастарбайтерами, они в один голос заявляют: если у нас на родине будет работа, мы никогда не поедем сюда, нам это не нужно. То есть создание единого экономического пространства, социальной и культурной сферы - оно и будет решать проблему национализма, проблему межэтнических столкновений, неконтролируемой миграции, которую тщетно пытаются решить наши власти. Они это скорее имитируют.

- Ну, а в мировом масштабе? В свете проблемы «базы НАТО»? Власти не устают заявлять, что никакой базы в Ульяновске не будет, и все протесты - на пустом месте.

- Когда затрагивается вопрос суверенитета России, безопасности, такие вопросы должны решаться народом путем референдума. Если власти считают, что размещение такой базы безопасно, ну, или как они заявляют, вообще это не база, а какой-то там пункт подвоза туалетной бумаги, тогда вынесите это на всенародное голосование. Это не только касается ведь Ульяновска, Ульяновской области, касается всей страны. Это будет поток грузов идти через всю Россию. Поэтому я считаю это самым правильным решением. Согласятся граждане, значит так они решили. Если «против», значит никакой базы здесь быть не должно. Решение простое, но наши власти делают вид, что этого не понимают.

- Вы, «красные», зачем-то нацепили белые ленточки. Одно из обвинений в вашу сторону, что вы являетесь игрушкой или пешкой в чьей-то большой игре.

- Я белую ленточку не ношу. Нет, я уважаю этот символ, его люди как-то вот стихийно выбрали. Мне ближе красный цвет. Я в знак нейтралитета вообще никакую ленточку не ношу. Я считаю: лишний фетишизм здесь не уместен. А по поводу "игрушек"… Я не считаю ни себя, ни наших сторонников «игрушками». Мы осознаем, ради чего мы действуем, какие цели преследуем. Я не вижу здесь никакого элемента манипуляции. Политический процесс – он вообще сложный. Разные силы соприкасаются. Конечно, какой-то процесс влияния одних на других и наоборот – он всегда присутствует. Назвать это прямой манипуляцией, я считаю, что это очень примитивно, и это выхолащивает и упрощает ситуацию. Мы знаем, ради чего действуем. И только конечный результат всех этих процессов может дать ответ на все эти вопросы.

- Всеволод Чаплин сказал, что вы хотите революции. Это так?

- Я читал это интервью Чаплина. Ну, Чаплин он в последнее время работает в духе Геббельса. Геббельс из РПЦ, можно его так назвать. Вообще, мне очень странно, что у нас представитель РПЦ, которая у нас по конституции отделена от государства, очень активно вмешивается в политические процессы, комментирует действия власти, действия оппозиции, причем прослеживается однозначно: все действия власти, как правило, одобряются, а действия оппозиции очерняются, выставляются в неприглядном свете. Это вообще настораживает. В последнее время активность РПЦ, противоречащая Конституции, со светским характером нашего государства, она очень беспокоит. По поводу его заявлений. Ну это просто очередные домыслы. Ничем не подкрепленные и абсолютно безграмотные. Господин Чаплин забывает, что революционный процесс – это объективный процесс. Это происходит не по воле тех или иных субъектов, а когда возникает неразрешимое противоречие. Поэтому хотим мы или нет, если власти будут глухи к требованиям народа, а народ будет проявлять активность, то эта революция произойдет. Конечно, более выигрышный путь, более плавный путь – эволюционный, но для этого должно быть стремление всех сторон к процессам, которые происходят в нашем обществе. Если этого нет, революция рано или поздно случится не потому что этого хочет Сергей Удальцов, а потому что она будет объективным явлением. Я не сторонник методов насилия. Если удается осуществлять перемены мирным путем, бескровным путем – это оптимальный вариант, и всегда надо стремиться найти такой путь.

 

Беседа проходила возле здания Мирового суда Ленинского района г.Ульяновска, в помещении суда во время перерывов заседания.

Смотрите также:

Оставить комментарий (39)
Loading...

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество