aif.ru counter
Алексей ЮХТАНОВ 63

Антиквар

Призвание – беречь

В жизни ему пришлось побывать под пулями экстремистов, а недавно и самому быть обвиненным в экстремизме. Среди выставленных на продажу предметов старины обнаружилось несколько почтовых марок и тарелок времен третьего Рейха. И хотя абсолютное большинство экспонатов коллекции имеют, напротив, патриотическую направленность или просто себе нейтральны, тяжба еще не завершена. А между тем, Александру Пашееву есть, о чем рассказать и что показать.

На прилавке – целые эпохи

Старина завораживает. Настенные, настольные и карманные часы, патефоны, фотоаппараты, монеты, награды, книги… У каждого предмета своя судьба, свои неведомые владельцы. Самый древний предмет в коллекции – керамическая лампа. Вернее, ее фрагмент. Подарена археологами увлеченному историей офицеру во время раскопок в таджикском Ленинабаде – древнем Ходженте. Этот город на Великом Шелковом пути брал приступом еще Александр Македонский. Лампа как раз и относится к временам его державы. Во время раскопок подобный материал (битые черепки) идет огромным массивом, в хранилища не отправляется и частенько раздается на сувениры.

Александр демонстрирует походные купеческие весы. Подобные были в ходу на Руси с XVII по XIX век. Этакая трость с делениями, с одной стороны - крючок для взвешивания товара, с другой – набалдашник-противовес. По виду напоминают боевую палицу, таковой в случае необходимости и являются: разбойники на российских дорогах не переводились никогда.

Среди военной атрибутики внимание привлекает гусарский доломан. То есть короткая куртка с витыми шнурами-петлями. Этот экземпляр относится к 1847 году. По сути, гусарский мундир не менялся с наполеоновских войн и дает полное представление о том, во что был одет партизан и романтик Отечественной войны 1812 года Денис Давыдов.

Патефон выдает какой-то старинный романс неожиданно громко. Акустика без всякого электроусиления, оказывается, работает неплохо. Бой старинных часов создает особый настрой для беседы. Здесь все вместе – и личные коллекции, и предметы, принесенные на комиссию. Изредка заходят покупатели, подолгу и придирчиво рассматривают товар (хочется сказать – «экспонаты»), иногда задают вопросы. Но, в целом, беседе ничто не мешает.

Тыловик

Родился Александр в городе Зуевке Кировской области в 1961 году.

В 1978 году закончил школу и выбрал для дальнейшего обучения Ульяновское высшее военно-техническое училище. Закончил его в 1982 году и убыл для дальнейшего прохождения службы в Семипалатинск. С тех пор служил в разных частях Казахстана и Средней Азии. Жена Татьяна - родом из Ульяновска. Дочь родилась в Ленинабаде, и это до сих пор создает проблемы с миграционной службой. Сыну проще: он – ульяновский. Начинал Александр Пашеев начальником полковой службы горючего, 1991 год встретил в должности зама по тылу учебной части. Как тыловик – тащил на себе всё хозяйство. Строил склады, при передислокациях оборудовал казармы и учебные помещения, «пробивал» квартиры офицерам. Когда распался СССР, отделившиеся республики старались «приватизировать» бывших советских офицеров, но те большей частью стремились домой. Александр добился перевода на Урал, затем в Тоцк Оренбургской области, где специально для чеченской кампании формировали танковый полк 104 воздушно-десантной дивизии. Сама дивизия базировалась уже в Ульяновске, первая чеченская кампания уже шла, был 1995 год. В итоге полк для войны не пригодился и был расформирован, и в тот раз на чеченскую войну Александр не попал.

Война без тыла

 

В конце концов вновь оказался в родном уже Ульяновске. Работал на медицинской базе – в районе гарнизонного госпиталя. В октябре 1999 года предложили поехать в Чечню: началась вторая кампания.

Служить довелось в райцентре Наур, в комендатуре. «Федералы» здесь к тому времени уже прошли с боями, МВД и внутренние войска провели «зачистки». Но сказать, что войны уже не было, нельзя. Война по-прежнему шла, и в ней не было тыла. Стрельба шла постоянно.

Это уже «на гражданке» приходят мысли, что было очень опасно, что могли убить. Тогда опасность как-то не очень воспринималась. Все было обыденно, нужно было выполнять свой долг. Жизнь показала, что действовать строго по инструкциям получается далеко не всегда. Нарушать приходилось на каждом шагу. Снабженцам было предписано ездить только в составе колонн под прикрытием зенитных орудий. Если следовать этому правилу, то солдаты останутся голодными.

Вот пуля просвистела…

 

Водители-контрактники сами уговаривали Александра, своего командира, ехать самостоятельно, без прикрытия. Мотались в Моздок и обратно – бензовозы и грузовики. Риск, конечно, но без этого дела не сделаешь. И еще нарушение – полученный казенный паек меняли в Моздоке на свежее мясо: не всё бойцам консервами питаться. Приставленный к комендатуре ФСБшник сперва за голову схватился. Но убедившись, что командир работает не на свой карман, а народа ради, смирился.

Приходилось командиру и самому готовить на полевой кухне. Приставленные к этому делу три повара не очень-то справлялись. А Александр полевую кухню освоил еще на учениях. Потому и взялся в первую же ночь варить кашу. И тут со стороны жилого массива просвистела снайперская пуля и пробила кухню. Все произошло на глазах у многочисленного личного состава. Открыли ответный огонь, но это – как из пушки по воробьям. Потом стрелять в ответ и вовсе запретили: там жилые дома и «мирные жители». Будь просто живой мишенью. За 6-месячную службу в Чечне Александр был награжден орденом «За военные заслуги».

Коллекционер

После увольнения из армии каким только бизнесом не пытался заниматься. Даже промышленным рыболовством на собственной резиновой лодке. Но жизнь подсказала: лучше всего дела идут, если занимаешься любимым делом.

Еще с детства Александр увлекался коллекционированием. Как, наверное, и многие, родившиеся в начале 60-х. Собирал марки и значки, этикетки от спичечных коробков. В юношеском возрасте остановился на нумизматике. Коллекционировал отечественные монеты разных эпох - от Петровской до советской. Командир полка в Усть-Каменогорске, подполковник Кириллин, привил своему заму по тылу любовь к коллекционированию зарубежных монет. Сейчас он, кстати, – сотрудник Военно-исторического музея в Москве. Во время службы Александр изучал научно-историческую литературу, специальные сборники для коллекционеров, старался как можно больше узнать о тех эпохах, предметы которых попадали ему в руки.

Любимое дело

Двоюродный брат, держатель антикварного магазина в Санкт-Петербурге помог семь лет назад поставить аналогичное дело в Ульяновске. Так Александр Пашеев стал индивидуальным предпринимателем, а увлечение стариной - его работой.

Сегодня он - член международного союза коллекционеров, участник многих выставок и съездов. Имеет многочисленные дипломы, медали.

Некоторые предметы, которые приобретает антикварный магазин, становятся затем экспонатами различных музеев. Половина коллекции музея госпиталя ветеранов - подарки Александра Пашеева. Некоторые экспонаты попадают в школьные музеи. Нередко заходят сюда и серьезные музейщики, такие, как директор музея Ленинского Мемориала Валерий Перфилов.

Дело, конечно, окупается. И все же больше это – для души. Вообще, по мнению Александра Пашеева, собирательство и коммерция – вещи несовместимые. Чтобы совместить – нужно быть виртуозом. Кажется, у него это получается.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
На какие недостатки в нашем городе вы готовы закрыть глаза?
Самое интересное в регионах
Роскачество