aif.ru counter
Сергей ЮРЬЕВ
71

В творчестве без остатка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. АиФ - Ульяновск 13/09/2011

Труд писателя – делиться сокровищами души

В июле этого года губернатор Сергей Морозов вручил Лидолии Никитиной, члену Союза писателей СССР и России, автору более двух десятков книг, почетный знака Ульяновской области «За веру и добродетель».

23 сентября Лидолия Константиновна отметит свой 70-летний юбилей, и накануне этой торжественной даты она поделилась с читателями «АиФ в Ульяновске» историей своей жизни, полной событий и неустанного творческого труда.

Из детства…

- Я родилась 23 сентября 1941 года в Ташкенте, - рассказывает Лидолия Константиновна, - а уже через три дня мой отец, Константин Андреевич, пришел к роддому с рюкзаком, чтобы потом, не заходя домой, отправиться на фронт… Мама, Галина Владимировна, была художником по росписи тканей и была влюблена в японскую культуру – графику и поэзию. К сожалению, многого из своего духовного богатства она не смогла мне передать, поскольку умерла, когда мне не было и тринадцати лет. Отец благополучно вернулся с войны только после разгрома Японии, но жил он далеко от нас – высоко в горах Памира, где работал в институте астрофизики Академии наук Таджикистана. Он был астрономом, открыл пять комет, и одну из них назвал кометой Никитина.

Воспитывала меня бабушка, Лидия Александровна. Это была совершенно уникальная личность. Она родилась в Саратове, в бедной немецкой семье. Однажды на глазах у саратовского градоначальника ее отец попал под поезд. Это так потрясло высокопоставленного чиновника, что он узнал адрес семьи, взял экипаж, приехал в немецкую слободку. В семье было пятеро детей, и младшую, мою бабушку, которой тогда не было и трех лет, взял на воспитание.

Бабушка только в пятнадцать лет, и то случайно, узнала о своем истинном происхождении – рассказала служанка, чтобы отомстить хозяевам за нанесенную ей обиду. Бабушка всю ночь проплакала, а потом потребовала права встречаться со своими братьями и сестрами. Разрешение получила, но при условии, что исправит тройку по латыни и будет прилежно учиться.

Бабушка в свое время закончила Казанский Бестужевский институт, знала несколько иностранных языков и именно она передала мне свою любовь к литературе.

Проба пера

В 1959 году я поступила на филфак Ташкентского государственного университета. Туда был совершенно «дикий» конкурс, но я тогда была пятикратной чемпионкой Узбекистана по шахматам среди девушек, участвовала в Спартакиаде народов СССР, и меня приняли как будущую спортивную гордость вуза практически вне конкурса. Впрочем, шахматная карьера моя закончилась после того, как в 23 года я родила сына. Шахматы требуют много времени и сил, а надо было еще и учиться, и воспитывать ребенка. Но меня никогда не покидала потребность в чем-то таком, что поглощало бы меня целиком помимо работы и семьи.

Однажды на третьем курсе молодой человек подарил мне духи «Снежинка», и под впечатлением от этого события я сочинила первую свою сказку – «Снежиночка». С этого момента началось мое литературное творчество. Сказку опубликовали в нашей университетской многотиражке, и мной овладело непомерное чувство гордости. Я начала хвастаться своим талантом, задирать нос, и тут же последовало наказание за излишнюю гордыню: три года не могла «выдавить» из себя больше ни строчки, как будто кто-то там «наверху» был против того, чтобы я продолжала писать. Но потом, видимо, «там» меня простили…

Из журналистики – в литературу

После окончания университета я работала в заводской многотиражке «Голос текстильщика», где и вышли первые подборки моих стихов, рассказов, сказок и новелл. Однажды наш текстильный комбинат посетил редактор республиканской редакции радио «Юность», который начал просматривать подшивку нашей газеты и наткнулся на мои миниатюры. Они ему очень понравились, и он предложил мне выступить с ними в прямом эфире. Так я стала внештатным корреспондентом республиканского радио, а уже через год меня пригласили в штат редакции для детей и юношества. Начала свою карьеру с должности младшего редактора передачи «Пионерская зорька», а закончила заведующим отделом.

Тогда же я стала членом Союза писателей СССР, выпустила первые две книжки – «Два шага, чтобы встретиться» и «Осенняя элегия». Появились публикации в журналах «Звезда Востока», который выходил трехсоттысячным тиражом, «Работница» и «Советская женщина».

Именно это, кстати, сыграло решающую роль в том, что меня пригласили в Ульяновск. Это произошло в 1986 году. Как раз в журнале «Советская женщина» вышло несколько моих подборок. Жена тогдашнего первого секретаря Ульяновского обкома КПСС Геннадия Колбина, Софья Ивановна, прекрасный педагог, увлекалась вязанием, и в этом журнале было тематическое приложение по вязанию. Также она прочла несколько моих подборок, они ей очень понравились, и она предложила Геннадию Васильевичу пригласить меня в Ульяновск, поскольку ей очень хотелось, чтобы такой оригинальный писатель жил и работал в Ульяновске. И меня пригласили. Даже предоставили квартиру. Так я начала осваивать симбирское литературное пространство.

Пестовать таланты

Здесь я познакомилась с Борисом Васильевичем Аржанцевым, известным краеведом, интереснейшим человеком. Мы с ним вскоре поженились, а потом обнаружилось, что еще во время Первой мировой войны судьба сводила наших родственников. Он в своем семейном архиве нашел фотографию моего прадеда рядом со своим двоюродным дедом. Так что в этой жизни нет ничего случайного.

Некоторое время я руководила литературным объединением «Надежда», которое работало при Дворце культуры профсоюзов, но вскоре после переворота 1991 года мне заявили, что в дальнейшем объединение должно перейти на самоокупаемость, самостоятельно оплачивать аренду помещения, выезжать в районы с выступлениями за свой счет. И платить за все должны сами студийцы. Но среди молодых литераторов не было людей достаточно состоятельных для этого, да и сама я сочла недостойным собирать с них деньги. Некоторое время пыталась все тянуть на себе, выступала в районах с различными «агитбригадами», и это мне зачитывали как арендную плату. Но вечно так продолжаться не могло. Кончилось тем, что «Надежду» пришлось закрыть.

Бросить творческих людей на произвол судьбы я не могла и создала свою литературную студию «Лидолия». Собирались и в городской библиотеке № 8, и в Доме учителя, и в Управлении культуры. Эту студию я с небольшими перерывами вела 15 лет. Но к 2004 году у меня было очень трудное финансовое положение, и я обратилась в Управление по делам культуры и искусства ко вновь назначенному руководителю Татьяне Ившиной с просьбой оплачивать нам хотя бы транспортные расходы для поездок с выступлениями перед читателями. А мы ездили и в Сенгилей, и в Майну, и в другие районы… Но, увы, от Татьяны Александровны я получила категорический отказ…

«Лишь читатель мне судья…»

За время жизни в Ульяновске я выпустила несколько книг. Принципиально не участвовала в местных литературных «разборках» - кому выделят деньги из бюджета, а кому нет… Все свои 16 книг, вышедших после 1988 года, я издала за собственный счет. В общем, заняла позицию «кошки, которая гуляет сама по себе». Но я очень люблю общение с подрастающим поколением. Пожалуй, среди ульяновских писателей нет ни одного, кто так же часто посещал школы, проводил встречи с детьми. У меня множество тетрадей, где мои юные читатели оставили свои отзывы. Они мне очень дороги, потому что поражают своей искренностью. Считаю, что мне очень повезло: у меня есть свой читатель.

23 сентября я отмечаю юбилей, и одним днем он не завершится…

Я пишу и для детей, и для юношества, и для взрослых, так что состоится несколько творческих встреч. Сначала - во Дворце творчества детей и молодежи - с давними зрелыми и взыскательными ценителями моего творчества, затем - в Областном кукольном театре – со студентами, старшеклассниками и учащимися колледжей, а также в Областной детской библиотеке - с моими любимыми юными читателями.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество