aif.ru counter
125

Театр – это судьба

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. АиФ - Ульяновск 23/08/2011

Кларина Ивановна Шадько, пожалуй, не только самая титулованная актриса Ульяновского драматического театра, но и самый преданный ему человек. Менялись режиссеры и художественные руководители, актерский состав, но она на протяжении десятилетий оставалась и продолжает оставаться «постоянной величиной», и уже невозможно представить ульяновскую сцену без нее. В ее талант влюблен зритель, ею восторгаются критики… Народная артистка России, лауреат Государственной премии и множества других почетных званий, Кларина Ивановна и не думает о том, чтобы почить на лаврах. Слава и почести – не главное в ее жизни. Главное – любовь к театру, своей работе и людям, которым дорого ее творчество.

«Мечты не было – были только чувства…»

Родилась я на Украине, - вспоминает Кларина Ивановна, - туда на короткое время в 1939 году переехали мои родители - в поисках лучшей жизни. Сами они - из Саратовской области, где в Терновском районе, в деревне Квасниковка, еще со времен Екатерины Великой жили переселенцы с Украины, сосланные туда за вольнодумство. Но жизнь на родине предков не очень сложилась, и вскоре наша семья вернулась на Волгу. Кстати, не могу не сказать о культуре того времени: в деревне, где жили мои родители, только в оркестре народных инструментов состояло триста человек, была даже оперная студия. Папа сам играл на многих музыкальных инструментах, а мама прекрасно пела – у нее было замечательное колоратурное сопрано.

Отец работал механизатором, механиком, инженером, а мама воспитывала шестерых детей. Перед войной мы переехали в совхоз «Жигули», и вскоре отца призвали на фронт. Пока шла война, мама воспитывала собственных детей, заботилась об эвакуированных детях, в том числе испанских, переправленных сюда из осажденного Ленинграда. Жили вот таким интернационалом – татары, мордва, чуваши, русские - и никогда не было ни ссор, ни конфликтов. Мы, дети, всегда играли вместе – это была чудная огромная семья, мы помогали маме по хозяйству, собирали колоски в полях, как и все в те времена, голодали. Жили мы в нищете, но тогда все были в одинаковом положении, и никто не чувствовал себя несчастным. Когда было особенно трудно, мама рассаживала нас на печи и говорила: «Давайте, дети, споем». И мы пели…

Первое свидание с театром

Отец, слава Богу, благополучно вернулся с войны и, когда начала строиться Куйбышевская ГЭС, решил перебраться в поселок Отрадное, которое сейчас превратилось в город Жигулевск. Там я заканчивала школу и однажды в доме культуры увидела объявление о наборе на театральное отделение Ульяновского культурно-просветительского училища. Кстати, моя первая встреча с драматическим театром произошла, когда к нам приехала на гастроли труппа из Ульяновска со спектаклем «Сады цветут» по пьесе Владимира Масса - и огромное впечатление об этом событии не оставляет меня до сих пор.

О том, чтобы поступать в Московский или Ленинградский театральный вуз, я даже не мечтала. Ехать туда было и не на что, и не в чем. Зато было, с чем ехать – и репертуар, и определенные навыки актерского мастерства, приобретенные на занятиях в художественной самодеятельности, у меня были… Ульяновск показался вполне реальной перспективой, и в 1957 году я туда отправилась. До Ульяновска добиралась на верхней палубе пароходика, потом поселили меня в самом прекрасном домике, известном сейчас как «Теремок» - там было общежитие культпросвет училища. Мне дали кровать у окна, и со второго этажа открывался чудесный вид на город. Мемориала еще не было, зато я застала часовенку и монастырские стены напротив Карамзинского сквера. Поступила я с первого же тура на курс к Борису Михайловичу Ратову, режиссеру драматического театра. А конкурс был – триста человек на место - такого сейчас в ГИТИС нет. Училище было роскошным, огромным, престижным – кроме театрального, там было и хоровое, и дирижерское, и вокальное, и многие другие отделения.

На счастливой волне

С первого же курса Борис Михайлович начал давать мне роли в спектаклях. Минуты свободной не было – занятия, репетиции, спектакли занимали абсолютно все мое время. Мне даже доверили ведущие роли – Виолетту в «Дне рождения Терезы», Ганку в спектакле «Мораль пани Дульской». А сколько было эпизодических ролей и массовок - уже и не вспомнить. Спектакли тогда начинались в половине восьмого вечера, длились три, а то и четыре акта и порой заканчивались уже за полночь. А если случались выезды, то возвращались так поздно, что едва ляжешь спать, приходилось вставать, чтобы идти на занятия.

Закончила училище замечательно – в 1964 году, но даже не попала на выпускной вечер, поскольку надо было играть в спектакле. Вскоре театр отправился на гастроли теплоходом в Куйбышев, а потом в Саратов. Там меня приглашали поступать в местные прославленные училища. Но я подумала: а зачем мне еще одно среднее образование, когда оно у меня уже есть? И рискнула отправиться в ГИТИС. Приняли меня на заочное отделение безо всякого конкурса. Продолжала играть в спектаклях Ульяновского драмтеатра, и два месяца в году проводила на сессиях в Москве – это были и спектакли, и занятия в музеях, и общение с замечательными педагогами. После получения диплома мне посыпались многочисленные приглашения – и в Вахтанговский театр, и в театр Моссовета… Но даже мысли не возникло изменить Ульяновску, своему любимому театру.

Повороты судьбы

Было еще одно испытание… Еще во время учебы в ГИТИСе, в 1968 году, меня познакомили с Василием Шкушиным, который тогда еще не был всесоюзной знаменитостью, но уже работал на киностудии имени Горького. Он тогда набирал команду на съемки фильма «Ваш сын и брат», которые должны были проходить на Алтае. И меня порекомендовал ему режиссер Исаак Магитон. Пока была на сессии, прошла пробы, и перед гастролями во Львов мне пришел вызов в экспедицию на Алтай. А на мне - ряд ведущих ролей, и не доработать хотя бы до конца сезона было бы просто предательством. Так что, Шукшину пришлось найти на мое место другую девочку… Не знаю, как бы сложилась моя дальнейшая жизнь, начни я карьеру в кинематографе, но нисколько не жалею, что осталась верна своей судьбе, своему театру. А приглашения мне делались повсеместно, где бы мы ни были на гастролях – и в Киеве, и в Саранске, и в Чебоксарах, и в Самаре, и в Нижнем Новгороде…

Есть все, о чем мечталось

Но мне хватало перемен и в родных стенах – когда художественным руководителем театра стала Вера Андреевна Ефремова, один за другим начали выходить новые спектакли – и это не смотря на то, что в нашем здании четыре года шла реконструкция, и мы все это время работали на сцене областной филармонии и выезжали во все районы области. Этот период пронесся, как вихрь, а когда Вера Андреевна уезжала, то приглашала меня с собой.

Был случай, когда я уже почти собралась уехать. Геннадий Опорков, главный режиссер театра имени Ленсовета пригласил меня в Ленинград, предложил квартиру, ведущие роли, прочие блага… И я малодушно подумала: а почему бы не рискнуть? И, едва я была готова согласиться, как Гена умер… Я восприняла это как знак: не стоит искать лучшего на стороне, когда все, о чем может мечтать актриса, у меня есть и здесь, в Ульяновске – и роли, и гастроли, и творческие командировки, и любовь зрителя. С тех пор я даже мысли себе не позволяю искать другой судьбы, поскольку та, что есть, сложилась и счастливо, и благодатно. И изменить ей – великий грех.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество