aif.ru counter
Елена ОГНЕВА
103

Шаг к реализации мечты

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ - Ульяновск 26/07/2011

Пожалуй, нет такого человека, который бы не мечтал хоть раз взмыть в небо и воспарить над землёй, словно птица.

Есть в Ульяновске клуб, где людей учат летать. Делает это инструктор Сергей Малышевский.

Три направления, три составные части

- Я считаю, что любой человек мечтает летать, - убеждён Сергей. – Кто-то боится, кто-то скрывает, но мечта такая есть у каждого. А вот реализовать мечту – это шаг, который не каждому дано сделать. Но если сделать шаг, открываются пути и возможности. Лет десять назад массовые полёты были невозможны ввиду отсутствия массового летательного аппарата. Потом появился параплан – лёгкий летательный аппарат, приобрести который может в принципе любой человек. Раньше самым лёгким аппаратом считался дельтаплан, но для этого надо было иметь машину, кучу снаряжения, да и сам аппарат был достаточно сложным. Параплан решил проблему массовости. С его помощью можно много людей вовлечь в малую авиацию, частью которой он является. Рюкзак с парапланом весит 17 килограммов. Одел на плечи – и пошёл. В багажник легковой машины помещается три параплана. Когда полёты стали доступны, в Ульяновске появился клуб единомышленников, люди стали собираться, вместе ездить на полёты. Кто-то специализируется на маршрутных полётах, кто-то – на соревнованиях. Я учу людей летать. У нас в клубе три ключевых направления: парапланерный спорт, водный туризм и горный туризм. Горный туризм включает в себя скалолазание. Это не альпинизм, но очень близко. Все три направления ведут разные тренеры. Всё начиналось с простого увлечения. Постепенно кто-то стал отдавать предпочтение водным походам, кто-то – парапланерному спорту. Но мы вполне взаимозаменяемы. При случае я могу и в горный поход желающих сводить, и по реке сплавиться с группой туристов. Но всё же основное для меня – параплан.

Продаётся параплан

Мы несколько лет ходили по горным речкам. Кажется, весной в 2002 или 2003 году сплавлялись по Мзымте. Она начинает течь в районе Красной Поляны (Адлер). Тогда ещё там не было глобальной стройки. Всё было тихо, уютно и спокойно. И в один из дней увидели над головой парящий параплан. Именно тогда появился первый интерес – ого! Как это так? Почему он летает, а мы нет? Следующая встреча случилась летом. Я вёл группу по Крыму. Тогда я уже знал, что эта штука имеет название – параплан. И мы увидели, как в районе Ай-Петри над плато кружили два купола. А осенью того же года в одной из ульяновских газет прочли объявление «Продаётся параплан». Естественно, мы его тут же купили – за какие-то смешные деньги у какого-то рокера. Как к нему купол попал – загадка. Мы потом вычислили хозяина, он оказался нашим, ульяновским. Это была первая волна парапланеризма. Тогда учиться было негде, а летать хотелось. Два пилота погибли, волна захлебнулась, а параплан остался. Достался нам купол вместе с учебником. Мы начали пытаться учиться летать. Тщательно проштудировали литературу и выехали на природу.

Специально снимали свой первый опыт на видео. Теперь иногда показываем его в качестве примера, как учиться не надо: каждый отчаянно боролся с куполом, в результате все оказывались на земле, по нам пытался пробежаться оператор, потом он тоже падал в снег, прибитый пилотом, будущий пилот оказывался в итоге лицом в снегу. В неравной борьбе с парапланом явно побеждал параплан. Мы три часа пытались хоть кого-то запустить в воздух, боролись, толкались, пытались подсадить друг друга, ничего не получалось. И вдруг один из нас всё же поднялся в воздух и совершил первый неуклюжий полёт, закончившийся приземлением в яме и истерическим смехом остальных участников. Вот так всё начиналось.

Школа Шеленкова

Короче, ничему мы не научились. И тогда я летом поехал в Крым, в школу Шеленкова. Я рассказал Сергею про наш клуб. Шеленков научил меня летать. На следующий год привёз туда остальных. Мы летали десять дней – от рассвета до заката. Постигли азы. Хотя вряд ли стоит говорить, что научились. Это как водительские права получить: часто человек права получил, а ездить толком не умеет, практика нужна. Так и здесь – важен налёт. Квалификация зависит от того, сколько часов человек налетал. А квалификацию повышать надо на выездах. Мы стали ездить в Самару, на гору Юца, что под Пятигорском, Мекку парапланеризма, в Крым на полёты. Потом – в Непал, Индию, Черногорию. Теперь все, кто летает, планируют отпуска с учётом одного-единственного критерия: можно ли там полетать? Летают везде по-разному. Если в технические подробности не ударяться, то есть сложная атмосфера и простая. Есть реки, как Волга, широкие и спокойные, а есть горные, бурные. В Черногории атмосфера широкая и мягкая, как Волга. В Непале – бурная речка. И есть правила¸ которые нужно соблюдать.

Неосознанные летающие объекты

В горах говорят «зарубился сам – заруби товарища». В воздухе тоже можно сорваться. Риск везде есть. Группа должна слушаться инструктора. Если инструктор говорит «На подсадку», значит, пилот летит на посадку. Это не обсуждается. Хотя каждый курсант по-разному осознаёт степень опасности. В каждой группе попадаются безбашенные курсанты с различной степенью адекватности. С отморозками я не работаю. Нам не нужны проблемы. Если новичок принимает какие-то самостоятельные решения в соответствии со своими внутренними побуждениями, он создаёт опасность для других пилотов. Он может не заметить кого-то впереди или ниже себя. Надо смотреть вверх-вниз и по сторонам. У новичков – особая программа: сначала по прямой, потом повороты, потом змейки – и только потом учатся делать спираль. Элементарные правила полётов зачитываются в начале курса, все сдают зачёт. Как правила дорожного движения. Но когда начинается практика, новичок становится НЛО – неосознанным летающим объектом. Он теорию, вроде, знает, но как только взлетел, теория из головы тут же испарилась. И он летает неосознанно. Опытные пилоты таких видят издалека и стараются держаться от них подальше. Я с такими в Индии встречался. Там армейское подразделение, которое патрулирует горы на парапланах, в полном составе приехало тренироваться. И мне приходилось от них всячески уходить и уворачиваться. Хорошо, хоть между собой не сталкивались.

Вокруг Эвереста

По ощущениям параплан – это не экстрим, скорее, больше удовольствие, как на велосипеде покататься. Сейчас его приравняли к спортивному туризму. И мы свой клуб переименовали из клуба экстремального туризма в клуб спортивного туризма. В 2007 году мы планировали полёт вокруг Эвереста. Но, к нашему счастью или к несчастью, в это время в горах была очень плохая погода: выпало столько снега, что все перевалы и все подходы оказались закрыты. Мы пожили месяц и уехали. Хотя полетали хорошо, даже фильм сняли. Сейчас, спустя время, анализируя маршрут, понимаем, что тогда мы бы не справились: нужно было специальное оборудование, слишком мало кислорода на высоте. Наши парапланы не проходили по техническим параметрам. Нужны совсем другие деньги. Там только пермит (пропуск – прим. авт.) стоит около 20 тысяч долларов. С одной стороны - Китай, с другой – Непал, сложная политическая обстановка, очень сложные горы, высоты, проблемы с посадками. Если ты приземлился там, где нет дороги, считай, погиб, а в таких горах дороги нет практически нигде. Мало быть высококлассным пилотом, надо быть высококлассным альпинистом, чтобы выбраться с высотной посадки. Сейчас уже некоторое понимание есть, как летать. Это опасный проект, но теоретически реализуемый.

Очистить горы

Есть ещё проект «Очистить горы». В горах осталось очень много тел погибших альпинистов. Они лежат там десятилетиями, вмёрзшие в ледники, присыпанные снегом. Их даже используют как ориентиры. Все трагедии в основном случаются после восхождения. До восхождения человек мобилизован. А когда высота взята, наступает чувство эйфории. А спуск – самый сложный элемент. Чтобы эти тела снять, необходимы колоссальные физические усилия. Параплан решает эту задачу. Его можно использовать как средство спуска. Кроме того, параплан можно использовать для срочного спуска заболевшего человека. Например, если кто-то сломал ногу.

Удовлетворён ли я жизнью? Пожалуй, нет. Разве можно быть полностью удовлетворённым? Человек всегда должен к чему-то стремиться – выше, дальше, больше. Больше учеников, полётов, маршрутов, путешествий, технику круче. Это бесконечный путь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество