aif.ru counter
Анастасия АЛЕКСАНДРОВА
804

Братья Шкановы: «Нас так воспитали родители, что мы не должны разлучаться»

По рождению юбиляры — близнецы,  по гороскопу — девы. А это значит, что им свойственно уверенно следовать по выбранному пути. Свой путь они выбрали в 17, когда решили, что обязательно станут строителями.

Ульяновск — это судьба

А.Александрова: - Когда говорят о братьях Шкановых, часто возникает вопрос: кто старше.

М. Шканов: - На десять минут старше Александр, а я родился на 200 граммов тяжелее. И вообще рос более крупным.

А. Шканов: Когда мы поступили в Ульяновский политехнический институт, я был на 13 сантиметров ниже Михаила. Все думали, что я его младший брат пионер. Но в институте мы почти сравнялись.

- Вы родились в Инте Коми АССР. Почему поехали поступать именно в ульяновский вуз?

Александр: - Наши родители из этих мест, из Елховки Сурского района. Кстати, это село называли второй Москвой, потому что люди там жили эрудированные, образованные, с юмором. В Инту на заработки еще  в 40-х годах первым уехал дядя, муж маминой сестры, а в 1954 году – наши родители. Отец работал шахтёром, мама - поваром в школьной столовой. Но Ульяновск мы специально не выбирали, это судьба. Когда проходили призывную комиссию, нам порекомендовали поступить в военное училище, причем в ульяновское техническое, сказали, что оно со строительным уклоном. Только приехав на место, мы поняли, что это не так. И в тот же день подали документы в  политех на ПГС.

- А почему вы хотели быть именно строителями?

Михаил: Сложно сказать. Может, потому что дед по маминой линии Сергей Андреевич Ануров был очень хорошим плотником, мог топором окно вырубить, крыльцо сделать. Он строил дома, и нас таскал за собой.

Александр: К тому же наш сосед по дому Виктор Буянов учился в Ухте на строителя, и нам очень советовал.

Фото: АиФ/ Из личного архива бр.Шкановых

- А вы не допускали, что можете разъехаться в разные города, учиться в разных вузах?

Михаил: - Нет, нас так воспитывали, что мы везде должны быть вместе. Отец говорил: вы близнецы, и вас не имеют права разлучать нигде, даже в армии. Мама  нас готовила к армии – учила стирать, готовить, штопать, даже на швейной машинке шить. Говорила, что все это необходимо, чтобы им с отцом не было за нас стыдно. Она очень расстроилась, когда узнала, что мы не станем военными.

-Близнецы, да ещё оба строители… Вас различали?

Михаил: - Вообще я считаю, что мы не похожи. Одни усы Александра чего стоят. Я ведь никогда усов не носил, а он их не сбривал с тех пор, как начали расти.

Александр:  В молодости мы были больше похожи. И нас не сразу различали. На пятом курсе у нас была преподавательница научного коммунизма, которая говорила, что зачитывается работами Ленина. И как-то на практическом занятии она подошла ко мне и спросила: «Что вы здесь делаете? Вы же в среду приходили». Отвечаю: «Я, честно говоря,  тогда не во всем разобрался. Хочу докопаться до истины». Через время снова подходит: «Вы это серьёзно?». Я говорю: «Да! Очень люблю научный коммунизм». Все хохочут. Но потом признался, что в среду на занятиях в другой группе был брат. Потом мы к ней подошли вдвоём, спросили, можно ли нам писать один конспект работ Ленина на двоих. Она посмотрела с ужасом и кивнула: «Пишите».

Шкановская пружина

- Вы приехали в город, где у вас не было никакой поддержки  и добились большого успеха. И оба в разное время были замами мэра. Михаил Иванович был первым заместителем губернатора, министром строительства. Что это за «шкановская» пружина, которая вас двигала?

Михаил: Добиться успеха при желании можно и без протекции. Людей, которые любят и умеют работать в то время замечали, отправляли учиться, кадровым резервом серьёзно занимались. А я всегда стремился быть руководителем. Йоган Вайс, герой книги  «Щит и меч», говорил: «Я хочу, чтобы мне могло приказывать как можно меньше людей, тогда как я мог бы приказывать  большему количеству людей». Почему бы и нет? Я ведь оценивал свои силы. Уже в 29 лет я стал начальником СМУ. Мне очень повезло с учителями. Вячеслав Викторович Максимов, в то время управляющий Трестом №2,  принял меня на работу мастером и вырастил до своего преемника. С благодарностью вспоминаю его заместителя Романа Ивановича Гулягина, Михаила Ефимовича Гончаренко, Юрия Павловича Бондаренко, с которым восстанавливали объекты в Грозном. Да, есть, что вспомнить.

Александр: Самое главное:  когда ставят задачу, надо искать решение, как её выполнить, а не причины, по которым она невыполнима. И ещё работа должна обязательно нравиться. После института я уехал по распределению в Кемерово, а когда вернулся, меня забрали в райком партии. Но не мое это было. Спасибо Евгению Степановичу Баландину, что понял это. Когда мне позвонили из горкома и спросили, есть ли на примете специалист для управление капитального строительства горисполкома, я сказал: есть, это я. 16 сентября исполнится 30 лет, как я работаю в службе заказчика. Только с 1994 года это не УКС, а  «Стройзаказчик».

У меня тоже были хорошие учителя, ныне покойные. Это легендарный начальник УКСа Геннадий Николаевич Черкасов и Владимир Иванович Азраков, который был главным инженером «Ульяновскгражданпроекта». Черкасов даже рекомендовал меня Сергею Николаевичу Ермакову как заместителя мэра по строительству, потому что считал, что на тот момент никто лучше не знал, как увязать стройку в масштабах всего города. Но я отказался, как и в 1998 году, при Марусине, когда предложил вместо себя брата на место заместителя мэра. Но при Романенко мне всё-таки пришлось три года совмещать должность директора и зама по строительству.

Фото: АиФ/ Из личного архива бр.Шкановых

Как вам работалось вместе?

Михаил: Когда в 1998 году я стал заместителем мэра, брат посоветовал мне: начни с коммуналки. Помню, он посадил меня в свою машину и повез на «экскурсию». Я тогда впервые увидел, что такое КНС, что откуда берется, как устроено. Строители ставят коробки, но чтобы подать воду к этой коробке, нужно перекладывать трубы, менять насосы, иначе не будет давления. Здесь, действительно, необходимо мышление в масштабах города, причем на перспективу. Александр хорошо знает городскую инфраструктуру, грамотный технарь. Я организатор. Мы хорошо дополняли друг друга.

Это были сложные времена, но нам тогда удалось решать важные городские проблемы. За несколько месяцев мы смогли реконструировать старое, разбитое  здание детского садика для Дома ребёнка. Тогда же был построен пешеходный мост через Свиягу. Деревянный к тому времени сгнил, и пока я был в командировке, один его пролёт разобрали. Что тут началось! Люди взбунтовались, многие стали ходить по замерзшей реке. Этот мост мы построили за четыре месяца почти без денег. Денег вообще катастрофически не хватало, и все-таки удалось тогда спасти обелиск Славы от разрушения. Из-за подвижек грунта стали облетать гранитные плиты, помещение под обелиском разрушалось, буквы из цветного металла воровали. Мы применили новую систему крепления гранитных плит. Она настолько надежна, что никакие подвижки грунта обелиску с тех пор не вредят.

Фото: АиФ/ Из личного архива бр.Шкановых

О главном

- Какие объекты вы считаете главными в своей жизни?

Михаил: Для меня это всё-таки  Авиационно-промышленный комплекс. Когда я пришёл на эту большую стройку мастером после института, первый корпус только начинали строить. А завершал я этот объект, когда был управляющим трестом. 19 лет в общей сложности прошло. 

Александр: Объектов много — жилья миллионы квадратных метров, детская областная больница, госпиталь... Но так сложилось, что через всю мою жизнь проходит Обелиск славы на площади 30-летия Победы. В 1975-м  мы студентами укладывали дёрн на склоне. Работая в райкоме, я помогал в организации мероприятий у обелиска. С 90-х годов  ежегодно был ответственным за подготовку площади 30-летия Победы к 9 мая. В 1998 году вместе с братом занимался реконструкцией обелиска. Но самая большая работа проделана к 70-летию Победы. На площади обновлены тротуары, отремонтирован подземный переход, полностью заменены гранитные стены на обелиске, обновлён памятник афганцам. Но самое главное — там появилась новая аллея Героев Советского Союза, кавалеров Ордена славы третьей степени, полных Георгиевских кавалеров, новый памятник детям войны и аллея в честь пионеров и комсомольцев-героев. Только этим можно гордиться. 

- Вы переживали непростые времена, но никогда никакая беда вас не раскалывала. Чувство плеча - это от родителей?

Александр: Когда наши родители приехали в Инту, они разместились у родни в однокомнатной квартире. Там  мы и родились. И как дружно все вместе жили! Потом отец получил две комнаты в бараке. Отца давно нет в живых, мама теперь живёт рядом с нами, в Ульяновске. Они воспитывали нас в любви, и сложно представить, чтобы мы относились друг к другу как-то иначе.

Михаил:  Мы всегда переживаем друг за друга, и тоскуем, если долго находимся в разлуке. Александр четыре года работал в Кемерово, и когда он возвращался в Ульяновск, я поехал его встречать в Москву.

- Вам сегодня исполняется по 60. Какие планы на будущее?

Михаил:  Очень уважаю Егора Кузьмича Легачёва. Он говорил: «Чертовски хочется поработать!».

Александр: Война план покажет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество