aif.ru counter
407

Антон Шабалкин: «Гоняясь за сиюминутным, утрачиваем истинно ценное»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. АиФ - Ульяновск 31 03/08/2016

«Сегодня мы уничтожаем или переделываем то, о чём через несколько десятилетий будем горевать как об утрате».

О нашем умении или неумении сохранять историческое наследие мы говорим с ведущим архивистом Государственного архива Ульяновской Антоном Шабалкиным.

Пострадал бульвар

Татьяна Захарычева: - Антон Юрьевич,  в 2015 году областной госархив издал книгу о главной магистрали Симбирска-Ульяновска – улице Гончарова с конца 18 века до наших дней. Но такое впечатление, что «копнули» шире и глубже.

Антон Шабалкин: - Улица  Гончарова  -  это фактически энциклопедия Симбирска. Здесь были жилые дома и торговля, аптеки и кинотеатры, музеи, да весь срез городской жизни. Во время работы над книгой возникали все новые и новые исторические подробности. Информация накрывала как лавина.

- Были открытия?

-  Я, например, раньше не знал, что к 250-летию Симбирска глава архивной комиссии Владимир Николаевич Поливанов предлагал  переименовать  в честь Гончарова улицу Московскую (современная - ул. Ленина. – Ред.), но это предложение не прошло, несмотря на авторитет Поливанова.

- Какие дома на главной улице города самые старые?

- Их несколько, например, на пересечении  с  улицами  Бебеля и Энгельса. Эти дома не назовёшь жемчужинами архитектуры, они  неоднократно перестраивались, зато они «современники» Карамзина и Гончарова.

- С какими потерями улица Гончарова перешла в третье своё столетие?

- Больше всего приходится сожалеть о зеленых легких этой улицы. В первую очередь о её бульваре, который появился в 1854 году благодаря губернатору Николаю Петровичу Бибикову и симбирским арестантам.  Бульвар пережил пожар 1864 года, в начале XX века купцы пытались заставить городскую управу его снести, поскольку деревья загораживали вывески. Во времена войн и революций он сгорал в печках. А в  конце 40-х - начале 50-х  годов прошлого века на бульваре появилась знаменитая  чугунная ограда - «чугунка», которая сама по себе стала достопримечательностью Ульяновска.  В  наше время её секции стали пропадать, последние исчезли осенью 2010 года.

Не сломано – не чини

- А говорили ведь, что «чугунка» вернется…

- А еще говорили, что будет восстановлен кинотеатр «Рассвет»,  что Парк Дружбы народов возродится. Если повспоминать, можно еще примеры привести. Беда в том, что у нас благоустройство обычно воспринимается, как необходимость сделать что-то новое, а не сохранить то, что существует.  Недавно, например, прошла информация, что в небольшом пространстве около дома №4 по ул. Гончарова  (в этом доме жила наша выдающаяся актриса Лия Ефимовна Радина) обследованы и признаны аварийными четыре берёзы, один клён, два вяза, две липы, один карагач и даже несколько погонных метров барбариса и спирея. Все это якобы планируют снести, чтобы устроить там сквер журналистов. Причем практически невозможно выяснить, кто инициатор, кто принимает решение. У нас вообще очень сложно найти конкретных людей, которые стоят за идеями, меняющими городское пространство. Ситуация, как у Райкина: «Ребята, кто шил костюм? Мы! У нас узкая специализация…»

Наверное, в каждой семье ульяновцев есть фото со статуей казашки в парке Дружбы народов. За минувшие десятилетия каменная девушка много перенесла – ей отломали руку, отбили нос, её обливали краской. Но сейчас она всё чаще оказывается в дружеских объятиях экскурсантов, которых приводит к ней Антон Шабалкин.
Наверное, в каждой семье ульяновцев есть фото со статуей казашки в парке Дружбы народов. За минувшие десятилетия каменная девушка много перенесла – ей отломали руку, отбили нос, её обливали краской. Но сейчас она всё чаще оказывается в дружеских объятиях экскурсантов, которых приводит к ней Антон Шабалкин. Фото: Из личного архива

Кстати, «чугунку» тоже убрали тихо, до последнего момента с ней не было ясности -  то  обещали отреставрировать, то заменить, а в итоге  просто вырубили кустарник, высаженный вдоль ограды.  Теперь газон бульвара изрезан тропинками, да и загазованность повысилась. Когда раздаются голоса про благоустройство, хочется сказать: не сломано – не чини.

Рассветы - закаты

- Вот вспомнили кинотеатр «Рассвет». Еще одна городская достопримечательность, которую не удалось сохранить.

- Формально у «Рассвета» нет адреса по улице Гончарова, но в книгу мы включили главу о нем. Он, действительно,  был настоящей достопримечательностью Ульяновска - первый кинотеатр с двумя залами - красным и синим. К сожалению, в книгу не вошел чисто ульяновский анекдот о «Рассвете»: в одном зале идет мультик про Чебурашку, в другом – фильм «Белое солнце пустыни». Из одного доносится радостный голосок: «Строили мы строили и, наконец, построили».  А из другого зловещее: «Махмуд, поджигай». Очень актуально для судьбы нынешнего «Рассвета». Кто только не обещал его восстановить. В том числе – Никас Сафронов. Кстати, в проекте у кинотеатра  было другое название – «Волга». Но потом вспомнили, что в нескольких десятках метров от него  уже стоит гостиница с таким же названием.

-  Уже второй год подряд вы водите экскурсии на руины еще одной достопримечательности – парка Дружбы народов. Кто на них приходит?

- В прошлом году у меня было десять, в этом – пока три экскурсии по парку, через которые прошло свыше двухсот человек. Это и молодежь, которая не помнит парка в его славе, и люди, которые лазили фотографироваться на беловежского зубра, ставшего жертвой охотников за металлом в 2002 году. Как-то на территории Казахской ССР показывал скульптуру казашки, которой и руку повредили, и нос откололи, а за последний год одну плиту ограждения скинули. И экскурсанты вызвались поставить тяжеленную плиту на место. Поставили. Вот такая реставрация руками народа.

 

У людей есть интерес к парку, а у власти?

- Город ведет некоторую работу. В этом году там  вырезали немало сорной поросли. Есть ролик в интернете, где директор «Стройзаказчика» Александр Шканов  с радостью сообщает, что обнаружил еще одну лестницу.  Тут мало одного желания,  требуется серьезное финансирования. И нужен транспорт, который вывозил бы собранный мусор. Еще с прошлогодних субботников в парке лежат порвавшиеся мешки с мусором. Когда на экскурсии  меня спрашивают о перспективах парка, я отвечаю, что у него нет собственника, парк Дружбы народов  висит на балансе муниципалитета как один из многих парков и скверов.  Что тут еще добавить?

А «Карамзинка» осталась

- Сейчас парк практически утрачен, потому что в какой-то момент его просто бросили. Зато параллельным курсом всегда возникали какие-то мега-проекты, причем недешевые. Например, строительство Триумфальный  арки, музей СССР…

- Погоня за сиюминутным, ярким и на этом фоне утрата чего-то ценного, характерного только для конкретной территории, -  это «болезнь» многих регионов.  Последние два года в отпуске я бываю в Питере. Вот там  никто не кричит про идентичность, патриотизм, зато об этом говорит все, что тебя окружает. Работа ведется огромная. Единственное, что меня там обидело – это состояние могил Карамзиных в Александро-Невской лавре.  По соседству с памятниками Достоевскому и Жуковскому – два больших мраморных памятника Николаю Михайловичу Карамзину, его жене и их дочери. Мрамор давно не белого, а серо-зеленого цвета, неухоженный.  И это в юбилейный год!

Досье «АиФ»
Антон Шабалкин. Ульяновец в первом поколении. С 1985 года работает в облархиве, последние годы переезжая вместе с ним из здания в здание. Заочно окончил в 1992 году Московский государственный историко-архивный институт. Под влиянием коллеги Ивана Сивопляса и журналистки Инны Буганиной начал с 1997 года писать статьи на краеведческие темы. Участвовал в создании свыше десятка печатных изданий по истории Симбирска-Ульяновска.

- А на родине великого историографа разве не обидели? Я о переименовании психиатрической больницы имени Карамзина, историей которой вы много лет занимаетесь.

 - Конечно, горько, что больница, исторически возникшая как один из памятников  Карамзину, лишилась его имени. Она построена на деньги, которые завещал сам сын Карамзина,  Владимир Николаевич, на устройство «какого-либо благотворительного, по своему усмотрению, заведения».   И никого  в те времена не оскорбляло, что выбор пал на психиатрическую больницу. Вплоть до двадцатых годов прошлого века  там  была церковь, любительский театр, школа, проводились культурные мероприятия.  При смене руководителей это всё начало рушиться. В прошлом году там ещё стоял замечательный дом врачей с фонарем-балконом.  Но зимой его уже разбирали. Хотя многие годы шли разговоры, что этот объект надо поставить на охрану.  А в народе психиатрическую больницу продолжают называть «карамзинкой». И вывеска на остановочном павильоне сохранила историческую правду. Её-то не сменили.   Кстати, то, что Александровская больница носила имя царя, монархистов не оскорбляло никоим образом, хотя там были и дом умалишенных, и сифилитическое отделение.

- В книге  об улице Гончарова вы цитируете Карамзина: «Патриотизм не должен ослеплять нас, любовь к отечеству есть действие ясного рассудка, а не слепая страсть».

- Это, действительно так: чтобы любить свое отечество, его надо знать. Я со своей стороны могу только  рассказывать о нём.  И не только я. Таких энтузиастов в городе очень много.   Информация переходит от человека к человеку. Так и должно быть. Если мы этой «паутиной» будем опутывать город, может, что-то и будет улучшаться.  Сколько мы били в колокола по поводу плачевного состояния захоронения доктора Сурова, а в 2013 году врачи скинулись и поставили памятник. 

В советское врем мы часто отмахивались от «теории малых дел», которая  возникла в XIX веке в среде интеллигенции, но в ней есть смысл. Если не получается решить какую-то задачу глобально, это не значит, что надо проходить мимо и просто тяжело вздыхать.  Можешь сделать что-то по минимуму – сделай.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах