aif.ru counter
Сергей ЮРЬЕВ
2571

Ульяновские археологи ищут под водой тайны Куйбышевского водохранилища

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ - Ульяновск 14/05/2014
Сергей Юрьев / АиФ

В чём чуть и каковы цели этой экспедиции, нам рассказал научный руководитель  проекта «Культурное наследие зон затопления Куйбышевской и Саратовской ГЭС на территории Ульяновской области» Евгений Бурдин, профессор кафедры культурологии и музееведения исторического факультета УлГПУ. 

Сергей Юрьев: Евгений Анатольевич, как возникла сама идея проведения подводной археологической экспедиции?

Евгений Бурдин: Проект называется «Культурное наследие зон затопления Куйбышевской и Саратовской ГЭС на территории Ульяновской области». Это инициатива исходила от Игоря Игоревича Егорова, председателя счётной палаты Ульяновской области, который является заместителем Попечительского Совета регионального отделения Русского географического общества, а затем поддержана Губернатором Ульяновской области.  Аналогичный проект уже три года работает в соседней Республике Татарстан, где ищут затопленные и разрушенные православные храмы, мечети, пытаются восстановить их историю, извлекают со дна водохранилища различные артефакты.

Мне предложили научное руководство ульяновской экспедицией, мы оформили заявку на грант от министерства внутренней политики Ульяновской области, выиграли его.

- А есть разница между нашим и татарстанским проектами?

- Мы ознакомились с опытом соседей, и пришли к выводу, что в их распоряжении есть лишь весьма отрывочные архивные данные, а также они не ставят перед собой задачи издания альбома-путеводителя, где должны быть опубликованы результаты экспедиции: исторические справки, фотоматериалы. Мы такую цель перед собой ставим. И поэтому в сфере интересов экспедиции не только затопленные храмы, но всё культурное наследие зоны затопления, в том числе, в современной прибрежной зоне – история населённых пунктов, справки о находящихся или находившихся там памятниках, архитектурных, монументальных, археологических. Храмы ведь появлялись не на пустом месте. Их строили там, где уже были богатые культурные традиции. Сама по себе старая пойма Волги была замечательной во всех отношениях местностью, где были и прекрасные природные ландшафты, и множество памятников материальной культуры.  Достаточно сказать, что самые ранние поселения волжских булгар находились именно по берегам старого русла реки и сейчас находятся в зоне затопления. Под воду ушло множество памятников  других эпох – начиная с каменного века и кончая русскими деревнями середины XX века.

- А у нас есть архивные данные, которые позволяют определить зону поиска?

- Сейчас идёт активная работа в архивах Ульяновска и Самары. Уже составлены списки полностью или частично затопленных населённых пунктов – всего их порядка 85. Например, половина Старой Майны сейчас находится под водой. Но далеко не всегда по одним только архивным данным можно определить, было ли затоплено село, находится ли храм в зоне затопления. Так что, очень важная часть работы – беседы с местными краеведами, старожилами, осмотр местности. Бывает так, что проектировщики ошибались, и церковь, которая по документам входила в зону затопления, на самом деле оставалась на берегу. Так что приходится привлекать самые разнообразные источники. К сожалению, подробные военные карты, где подробно отражена местность до затопления, до сих пор засекречены. Гражданские карты тех времён сохранились отдельными фрагментами, и не на всех показано, где находились церкви.

- Когда экспедиция будет продолжена?

- В мае-июне начнётся её второй этап, и начнем его мы именно с «рекогносцировки» на местности.

- А какие результаты дал первый этап?

- 18-20 марта на территории Старомайнского района впервые проводились водолазные работы. Нашей базой был агротуристический комплекс «Русский Берег». К нам приехали четыре водолаза, члены Татарстанского отделения РГО, имевшие и необходимое снаряжение, и опыт подобных работ. Задача была – найти затопленные поселения и, по возможности, обнаружить остатки фундаментов храмов. Для начала сосредоточили усилия на двух точках – затопленной части села Старая Майна, где находилась Александро-Невская церковь 1872 года постройки, и село Старая Грязнуха(ныне новое село Волжское). Там была Николаевская церковь, построенная в 1906 году (первая деревянная церковь возвели на этом месте в 1712 году – это один из самых старинных храмов Старомайнского района). Кстати, это одно из первых русских поселений на территории нынешней Ульяновской области, и когда-то оно было одним из самых крупных населённых пунктов во всей округе.

Погружения проходили в трудных погодных условиях – при сильном ветре. Вырубили с помощью местных жителей треугольные майны. Но с большой долей точности  определить координаты этих храмов пока не удалось. Длина верёвок, которыми пользовались водолазы, составляла сорок метров, так что, за два погружения удалось пройти два круга диаметром в восемьдесят метров. Тем не менее, нам удалось найти примерное её местоположение. Но для окончательных выводов требуются дальнейшие изыскания. Что касается Старой Грязнухи, то место, где было село, мы нашли сразу и даже извлекли несколько артефактов: обломок медной ложечки, обломок вил, небольшой багор и подкову. Все эти предметы предположительно относятся к первой половине XX века. Но ценность не в них самих, а в том, что они свидетельствуют о том, что именно на этом месте было село. Нашли также куски щебня и обломки красного кирпича, а это означает, что и церковь, возможно, тоже была в зоне наших поисков.

- А почему так мало осталось следов строений?

- Перед затоплением все строения уничтожались! Храмы просто взрывали, деревянные дома разбирали, а брёвна либо вывозили, либо сжигали. Понятно, что церкви строились на века, и их невозможно было разобрать на кирпич, потому, и прибегали к взрывчатке.  Но именно первый этап экспедиции дал нам понимание того, как нужно работать в дальнейшем.

- Кроме альбома, должно стать результатом экспедиции?

- Планируется, что на берегах в районах затопленных сёл и разрушенных церквей будут установлены памятные знаки. Сейчас в нашем списке восемнадцать затопленных храмов. Не думаю, что это полный список, работа в архивах продолжается, и я думаю, что в него добавится от двух до четырёх объектов.  И тех церквей, о которых уже есть сведения, десять были деревянными. Их вообще нет смысла искать, поскольку деревянные строения перед затоплением разбирали. Из каменных храмов только по семи есть относительно точные координаты. Но задача экспедиции не только в поисках мест, где были строения, но и  выявление различных интересных фактов из истории населённых пунктов. Например, в Архангельском около церкви до момента затопления лежала булгарская надгробная плита предположительно XIV века с надписью арабской вязью. 

Вид села Архангельское до затопления. Фото: из архива Дмитрия Алексеева

Удалось также найти много фотографий затопленных населённых пунктов. Например того Архангельского – 98 снимков конца 40-х годов. Их нам предоставила Поволжская социально-гуманитарная академия. Их в своё время сделал тогдашний директор школы, будущий доктор филологических наук Дмитрий Алексеев. Кстати, он пришёл к выводу, что это село основали переселенцы с Верхнего Поволжья, поскольку у них был северорусский говор. Сейчас село находится на новом месте, а прежнее полностью попало в зону затопления. Кроме этого удалось найти много фотографий села Головкино, известного тем, что там находилось имение графов Орловых, что это село посещала Екатерина Великая, а в 1785 там была построена церковь во имя Вознесения Господня. Предположительно, по проекту известного зодчего Василия Баженова. Перед затоплением она была взорвана. Когда уровень водохранилища опускается, кучу щебня можно видеть в районе Головкинских островов.

- Вы говорили, что экспедицию организовало Русское географическое общество. Как давно оно действует на территории Симбирского края?

- Приведу лишь один факт. В Сенгилее был известный на всю губернию Покровский собор, построенный в 1814 году, ныне также затопленный. И его настоятель Василий Гаврилович Зимнинский в 1848 году получил благословение от епархиального начальства на «предоставление Русскому географическому обществу географических, статистических и этнографических сведений». Так что священники здесь занимались не только церковными службами и миссионерской деятельностью, но и научными изысканиями.

- Как долго продлится экспедиция?

- 10 октября мы должны сдать отчёт в Министерство внутренней политики. А в ближайшее время мы с помощью наших друзей из Татарстана намерены провести эхолокацию участков волжского дна, где предположительно находились каменные храмы. Дальнейшие погружения мы будем проводить сверяясь с данными сканирования дна. Что касается итогового издания, то это, вероятно, задача третьего года экспедиции, поскольку уже сейчас есть множество новых данных, их число будет расти, однако всё нуждается в тщательной проверке и научном обосновании. На это требуется время.

- Вы занимаетесь историей каскада волжских ГЭС. Как вы думаете, стоило ли их вообще строить? Чего от них больше – пользы или ущерба?

- Если говорить о храмах, то при строительстве водохранилища пострадали даже те их них, что остались на береговой черте. Например, храмы в Волостниковке, Кремёнках и Криушах были снесены под предлогом того, что всё равно они обрушатся из-за размывания берега. Что касается проблемы в целом, то были нужды того времени, и есть нынешняя ситуация. Если в краткосрочной перспективе от этой грандиозной стройки были какие-то экономические выгоды, то сейчас можно говорить о том, что негативные последствия оказались куда серьёзнее, чем предполагалось. Весь Волжский каскад ГЭС вырабатывает менее трёх процентов электроэнергии, производимой в России. Но были уничтожены колоссальные природные богатства, потеряно порядка шестисот тысяч гектаров самых плодородных земель. Никто не учитывал и морального ущерба оттого, что люди теряли свою малую родину. Подчистую уничтожено культурное наследие, а потом смыт весь культурный слой, причем там, где наверняка были самые древние поселения людей в этом крае. К тому же у любого водохранилища есть определённый срок эксплуатации, который определяется уровнем заиливанья. И срок этот – 70-100 лет. И что делать, когда водохранилище превращается в болото, никто не знает… Главный урок гидростроительства на Волге – нельзя строить экономическое благополучие за счет уничтожения культурной и природной среды!

Справка АиФ:

Село Старая Майна было образовано в 1655 году, хотя на месте современной территории рабочего посёлка археологи обнаружили археологические памятники как минимум полуторатысячелетней давности. Каменную Александро-Невскую церковь построили в 1872 году. Она являлась приписной к Богоявленской церкви села, значительно уступая ей в размерах и богатстве утвари. Перед затоплением Александро-Невскую церковь разрушили - предположительно в 1954 – 1955 годах.

Село Старая Грязнуха было одним из наиболее старинных и больших сёл Старомайнского района, одно время входившее в Жедяевскую волость Казанской губернии. Основано выходцами из Нижегородского уезда в 1674 году. Первую однопрестольную деревянную церковь во имя Святителя Николая Чудотворца возвели в 1712 году – это одна из самых ранних дат в истории сооружения храмов на территории данного района. Через 194 года, в 1906 году, на средства прихожан построили новую однопрестольную каменную церковь также во имя Святителя Николая Чудотворца. Священником был Гаврила Александрович Троицкий. Однако новому храму была суждена недолгая жизнь, так как в 1955 году его взорвали, а в 1956 – 1957 годах бывшее село затопило Куйбышевское водохранилище. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество