aif.ru counter
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА
957

Радий Шаркаев: 50 лет директором в одной школе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ - Ульяновск 23/04/2014
Радий Николаевич еще и многократный победитель областных чемпионатов кроссвордистов.
Радий Николаевич еще и многократный победитель областных чемпионатов кроссвордистов. © / из архива Радия Шаркаева / Из личного архива

-  Мои коллеги-сверстники уже 18 лет как на пенсии. А я проработал ещё целое совершеннолетие, - говорит  Радий Николаевич.

В шутку он  называет себя бывалым: 60 лет педагогического стажа, 50 лет – в одной школе. 2014, юбилейный, год Шаркаев выбрал для того, чтобы подвести профессиональные итоги. 

24 ножа – на директорский стол

Татьяна Захарычева: Помните, как всё начиналось, Радий Николаевич?

Радий Шаркаев: Школа у нас рождалась интересно. Когда она открылась, соседние, 33-я и 51-я, стали передавать нам самых сложных ребят. Первый директор, замечательный человек, фронтовик, Виктор Дмитриевич Сизов,как он сам потом говорил, был так воодушевлен работой, что принимал всех. Думал, что всех перевоспитает. В результате за два месяца ученики школу едва не разгромили. И тогда по партийной линии, в приказном порядке, директором туда направили меня.

Был канун годовщиныОктября. В школе праздник –концерт, танцы…  И в этот же вечер–настоящая поножовщина между теми, кто «из 51-й» и теми, кто «из 33-й». Для 28-летнего директора это было хорошее боевое крещение. За вечер я отобрал 24 ножа, но милицию вызывать не стал.

Ну а потом начал налаживать контакт – взял уроки истории в старших классах. И на каждом уроке  потихоньку прокачивал мысль: вы сами-то согласны с тем, что вас выбраковали?..Потом пошёл с ними в спортзал, играл в баскетбол, выигрывал. И все время подстегивал: «Кто лучший? Давайте докажем, что в 52-й брак не учится». И пошло дело - доказывали. Прежде всего, конечно, в спорте.

Вот говорят, что нужна национальная идея.  Людей действительно должно что-то объединять. Может, не в масштабе страны, но в масштабе коллектива - точно. Тогда мне удалось объединить старшеклассников. Это был наш первый выпуск, и с него школаначала жить в одно дыхание. До сих пор эти ребята (всё называю их ребятами, а ведь они давно пенсионеры,  1967 год выпуска) ежегодно встречаются в школе. Из 60 человек 30 приходят.

- А с учителями проблемы были?

- Были, но за 50 лет никого  по-настоящему не наказал. Как-то  приехала проверка из министерства просвещения. Спрашивают: «Как так – мы посмотрели книгу приказов, вы никого не наказываете?». А зачем?  Если учитель допустил ошибку, мы поговорили, и он меня понял, это не нужно. А если не хочет понять, то надо расставаться. И расставались - спокойно, безобид. Просто человек выбирал для себя другой стиль работы.

Нет учителей идеальных, как нет идеальных людей. У каждого есть и плюсы, и минусы, но задача директора – создать условия для проявления лучшего. Если это получится, тогда человек сам будет изживать все отрицательное, ведь если блистать, так блистать. Многие руководители хотят получить готового работника - такого, как им надо. А я уверен, что это невозможно, с людьми надо работать, чтобы они себя показали. 

Империя или «черновая» школа

- Треть учителей, работающих в школе, - её выпускники. Более трети  учеников – это дети выпускников. Про 52-ю не зря говорят, что это «империя Шаркаева»…

- Мы-то себя называем простой школой, черновой – в хорошем значении этого слова. Предлагали мне создать гимназию, но я отказался. Мы никогда не отбирали только сильных детей и никогда не оказывали платных образовательных услуг. Это не значит, что мы не работаем с ребятами индивидуально  и дополнительно, просто не берем за это денег. Это, на мой взгляд, никогда не красило ни школу, ни учителя…

- Как же зарплата, развитие школы? Живём-то в новых экономических условиях.

- Кстати, компьютеров у нас, наверное, больше, чем в какой-либо другой школе. И зарплата одна из самых высоких, но… за счёт переработки.  Сейчас по всей стране  рапортуют: зарплата учителя приблизилась к средней по экономике. Зарплата учителя сегодня может расти только за счёт переработки, причём серьёзной.  А любая переработка бьет по качеству. Наша школа его обеспечивает на должном уровне, потому что у нас коллектив многоопытный, мы его сохранили, пережив вместе самые сложные времена.Но чтобы учитель работал эффективно, ставка должна «стоить» не 7, а 20 тысяч рублей.

- Вот президент озаботился сохранением русского языка, предлагают увеличить количество уроков.

- Давайте лучше изменим ставку для учителей русского языка,да и математики тоже.  Пусть она будет 12 часов. Чтобы заработать, учитель возьмет полторы ставки, и получатся как раз те самые 18 часов – нагрузка, которая обеспечивает качество преподавания.

Без мужчин – беда

- В 52-й школе всегда было много учителей-мужчин. Как вам это удавалось?

- Мужчины в школе должны быть, как они есть в жизни, в полной семье! Даже если вдруг введут раздельное обучение, я убежден, что у девочек должны преподавать и женщины, и мужчины. Это беда, что во многих школах совсем уже не осталось  мужчин-преподавателей. Когда я начинал работать директором школы, в городе было только 16 директрис, остальные – мужчины-директора.  Сейчас всё с точностью до наоборот. Я не против женщин, но я им сочувствую, столько хозяйственных забот на их плечи ложится.

Как мне удаётся сохранять мужчин в коллективе? Просто я стараюсь создать для них условия, понимаю, что они должнысемьи кормить.

- Радий Николаевич, наверняка вы сравниваете советскую школу с российской…

- В советской системеобразования было много разумного.Например, трудовое обучение. Ведь нынешние уроки технологии - это чистая теория, никакого труда. Сейчас нельзя привлекать детей к работе на пришкольном участке, сразу вмешаетсяпрокуратура. Но мы привлекаем, правда,только на добровольной основе. Кто не может, не хочет – не надо. Я в таком случае говорю родителям: плоды сами пожнёте,труд ещё никого не испортил.

Советский подход к системе образования глубже, но кое-что было слишком стандартизовано. Поэтому сразу после перестройки кинули клич: у каждой школы должно быть свое лицо. Но ведьвернулись к стандарту, потому что тяжело руководить разными школами. Надо понимать суть каждой.

Чтобы все сохранилось

- Сложно было решить, что для вас как для директора этот учебный год последний?

- Конечно, мне непросто уходить, потому что я чувствую большую ответственность за школу, которая росла вместе со мной, с которой я сам рос.

Я думаю, что мы все вместе за это пятидесятилетие решили главную задачу: создали школу, которую любят – учителя, ученики, выпускники.В нашей школе всё зиждется на доброте – на уважительном отношении к детям, на добрых взаимоотношениях в педагогическом коллективе,   между учителями и учащимися, между учителями и родителями учащихся.

Сейчас наши выпускники увлечены подготовкой к юбилею. В социальных сетях создают странички 52-й школы, собирают материалы об её истории, снимают фильм, встречаются, обсуждают… Десятилетия прошли, а школа их продолжает объединять. Всё  это возможно, когдаесть корни, традиции, когда у школы есть душа. И все  мои переживания об одном – очень хочу, чтобы всё это сохранилось…

- Вы никогда не думали, что могли бы чем-то другим заняться, и тоже добиться успеха?

- Я ведь в педагогическое училище попал случайно, и был единственным парнем из 320 первокурсников. Хорошо учился, а время тогда было такое, что для способных ребят были все пути открыты. Одна преподавательница хотела устроить меня в литературный институт имени Горького в Москве (я писал стихи и публиковался!), преподаватель музыки – в академию имени Гнесиных. Сулили мне славу футболиста, мог играть в «Крыльях Советов». Но все решил отец. Он сказал, что они с мамой ждут от меня помощи и поддержки. И я пошел работать в школу.

Нет, я ни о чем не жалею. В нашей работе есть большое преимущество: педагоги видят результат своего труда. А  я могу точно сказать: я горжусь своими учениками, выпускниками, своим коллективом… Всех люблю, и мне кажется, что это взаимно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество