aif.ru counter
277

Дмитрий Кимельфельд: «Между Западом и Россией разница лишь в деталях…»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ-Ульяновск 12/02/2014
Сергей Юрьев / АиФ

Концерт бывшего киевского, а ныне израильского барда Дмитрия Кимельфельда состоялся недавно в Ульяновске. Сейчас Дмитрий проводит экскурсии по всему миру, в том числе в рамках программы «Вокруг света с Дмитрием Кимельфельдом». Итак, как выглядит жизнь в России с точки зрения человека, повидавшего весь мир…

С. Юрьев: Дмитрий Исаакович, вы давно не были в Ульяновске, да и Россию, насколько я знаю, последний раз посещали лет десять назад. Что изменилось? В том числе в авторской песне…

Д. Кимельфельд: Первый раз я приезжал в Ульяновск в 1975 году с Евгением Клячкиным и Алексеем Бруновым. Клуба самодеятельной песни здесь ещё не было, и наш концерт тогда устраивала какая-то комсомольская структура. О давних визитах в Ульяновск у меня остались самые прекрасные воспоминания. Да не только об Ульяновске, да и вообще о тех временах, когда мы были молоды, когда были живы корифеи авторской песни, когда в оценке творчества была другая, несравненно более высокая планка. Никто не мог себе представить, что через тридцать лет всё так изменится. В песнях современных российских бардов нет былого личностного потенциала. Раньше меньше думали о регалиях, лауреатстве на различных фестивалях. Мерилом таланта была сама песня. Сейчас, увы, популярность зависит не столько от творческих возможностей автора, сколько от умения себя подать, рекламы, «раскрутки», умения «толкаться локтями», поймать конъюнктуру. Барды стараются выйти на массового зрителя, а не на суд своих друзей. Мы когда-то ориентировались на Окуджаву, Высоцкого, Галича и Визбора. Их было немного, на кого хотелось равняться.

Сейчас бардов много. Все хороши. Плохих нет! Но в итоге получается настолько усреднённая картина, что я даже затрудняюсь представить себе, о ком может сохраниться память через тридцать-сорок лет…

Дмитрий Кимельфельд Фото: АиФ / Сергей Юрьев

- А вы не находите, что то же самое происходит и в литературе, и в кинематографе?

- Согласен. И всё это происходит, потому что в России нет авторитетной и честной критики. Нет людей, которых можно было бы назвать неподкупными экспертами, академиками.  И в США, и в Европе, и в Израиле нормой является жесточайшая критика, лишённая какой-либо «политкорректности». А здесь просто организовываются какие-то тусовки, и те, кто их устраивает, становится вне критики. Кто-то кого-то вытаскивает, раскручивает, и весь успех зависит от того, насколько удачно вложены деньги, удалось ли «залезть в «ящик».

Так что проблемы искусства, которые есть в России, можно лечить только критикой.

Но есть такие люди как Фазиль Искандер, писатель с блистательным вкусом. Живы ещё десятки великих людей, которые могли бы изменить ситуацию, но почему-то не хотят в это влезать. Может быть, они уже отчаялись что-то изменить, может быть, им комфортнее живётся в своём внутреннем мире, но они не хотят ни во что влезать…

С эстрадой в России просто беда. Компания Аллы Борисовны Пугачёвой отбросила назад лет на двадцать всё, что касается музыки, аранжировки, вкуса. Культивируется то, что легче продать.

- Это связано с распадом СССР?

- Началось всё это гораздо раньше – со времён создания первых кооперативов, с «Ласкового мая», когда появилось и пошло в народ суррогатное искусство. Даже многие талантливые люди сдались или продались. Если вспомнить чудный  фильм Никиты Михалкова «Неоконченная пьеса для механического пианино», то понимаешь, что в таланте ему не откажешь. Но во что сейчас превратился он и то, что он делает?!

- И то, что происходит в масштабах России, усугубляется на уровне провинции…

- Да! В тысячи раз!

- Однако в российской провинции растёт  ширится мода на столичный статус. Например, Ульяновск объявлен авиационной, культурной столицей и даже родиной Колобка. Другие населённые пункты заявили о притязаниях на звание блинной, пирожковой, грибной и прочих столиц…

- Думаю, что это нормально. Мне, например, очень нравится Италия, где каждый городок, даже самый маленький, находит, чем подчеркнуть свою исключительность. Например, город Бергамо в Ломбардии объявлен финансовой столицей мира. Большинство городов и городков Западной Европы отличаются друг от друга, имеют своё неповторимое лицо. Грибная столица, родина колобка - это потрясающе. Ещё Иосиф Бродский говорил, что в человеке самое интересное – его самобытность. То же самое можно сказать и о городах, и о сёлах. 

- А что вы думаете об идее создания в Ульяновске Музея СССР?

- Даже не знал, что есть такая идея. Сейчас я занимаюсь культурологическими исследованиями,   литературой, журналистикой. В основном, это всё связано с историей различных цивилизаций. Очевидно, что любая цивилизация, которая пытается оторваться от своих корней, не имеет будущего.  В той же Европе в любой стране можно увидеть памятники всех эпох. Например, в Испании сохранились памятники финикийских времён. А ведь финикийцы просто вырезали предков современных испанцев. Там сохранились и памятники времён арабского завоевания. Из истории невозможно вычеркнуть страницы. Так что, Музей СССР - это замечательная идея.

- А есть ли принципиальная разница между жизнью в России и Западной Европе или США?

- Как ни странно, разница в деталях. Везде живут симпатичные толковые люди. Но сравнивать трудно. Например, в Израиле есть две категории людей, которые не являются частью членами общества потребления. Это религиозные евреи и арабы. Они обходятся тем минимумом, что необходимо для жизни. Они, например не заводят роскошных сервизов, а обходятся лишь тем количеством посуды, которое необходимо членам семьи. Израиль – не показатель для сравнения. Но возьмём, например, Австрию. Там всё красиво, чисто, аккуратно, и видно, что людям есть дело до того, в какой среде они живут. И это относится не только к должностным лицам, но и ко всем гражданам. У них есть уверенность в собственной значимости, и проявляется она в виде чистоты, благоустройства, культуры. Всё делается с любовью и душой. Люди чувствуют, что им принадлежит не только собственный дом, но и квартал, где они живут, город и страна.

А в России меня не покидает ощущение какой-то непродуманности и незапланированности. Видно, что у государства есть какие-то мощные интересы, но  они как-то далеко от того, к чему стремится каждый отдельный человек. В той же Европе даже самые богатые люди не пытаются никого «ослепить блеском бриллиантов».  С другой стороны, и там, и здесь, есть богатые и бедные, законопослушные граждане и преступники. Главное – и там, и здесь, есть люди, которые мне дороги, с которыми приятно общаться. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество