aif.ru counter
780

У сельских школьников географию ведет велосипедист, накатавший 2,5 экватора

Владимир Кочетков.
Владимир Кочетков. © / Из личного архива

Кочетков видел собственными глазами практически весь мир и рассказывает об этом так живо, что никакой телевизор ему не конкурент.  Преподаватель географии средней школы  накатал по миру на велосипеде более ста тысяч километров! Фигурально это два с половиной экватора. Недавно он вернулся из Африки, по большому счету завершив собственную кругосветку (осталась только Океания), начатую 20 лет назад.

Этот столб на мысе Доброй Надежды установил сам Васко да Гама Фото: АиФ / Владимира Кочеткова

Путешествие к самому себе

Алексей Балаев: Владимир, неужели можно вот так запросто сесть на велосипед и рвануть на нем вокруг света? Несколько авантюрно, даже если принять во внимание только средства… 

Владимир Кочетков: Поверьте – можно. Тогда я отправился в Европу всего со ста пятьюдесятью долларами и благими намерениями увидеть Париж. Почему-то его хотелось увидеть в первую очередь. До Бреста добрался поездом, дальше собрал велосипед и пошёл своим ходом. Ночевал в палатке (одна такая ночёвка была в самом центре Парижа, недалеко от Эйфелевой башни). Уже тогда у меня была газовая горелка – готовил на ней чай и еду.

А о том, что поеду вокруг света, я знал с детства. Когда впервые прочитал Ивана Ефремова, понял, что отношусь к той категории людей, о которых он писал свои рассказы, тех людей, которые всю жизнь «ищут себя». С детства мне хотелось очутиться так далеко от дома, насколько это возможно, чтобы узнать, что испытывает человек в подобной ситуации. Это не погоня за адреналином (этого я не люблю) - мне хотелось узнать состояние тех путешественников, о которых я читал в книгах. Еще в шестом классе в журнале «Физкультура и спорт» мне попалась небольшая заметка о возможности путешествовать таким образом, и я начал готовиться. Такова, вкратце, подоплека моих путешествий.

- Как отреагировали родные?

- О своих планах я рассказал жене дня за четыре до отъезда. Сутки она ничего не видела и не слышала, болела, привыкая к мысли о скорой разлуке, но потом «пришла в себя» и, как всегда, превратилась в самого надёжного моего помощника. Мама тоже поняла правильно. И даже денег немного дала. А тут как раз решился вопрос оплаты билета со стоны Русского географического общества, окончательно был утверждён маршрут экспедиции и я поверил, что путешествие состоится.

Отступать некуда - за нами Кейптаун Фото: АиФ / Владимира Кочеткова

«О сколько нам открытий чудных…»

- Наверно, каждая страна запоминается чем-то своим, особенным?

- Конечно, ведь мир, он даже на физической карте разноцветный. Что уж говорить о национальных особенностях или культурных различиях! Открытия я совершал для себя буквально на каждом шагу. Одно дело изучать теорию в институте, попутно видя мир «глазами Сенкевича», и совсем другое – увидеть своими глазами, всякий раз узнавая что-то новое.

Кейптаун ветра не боится - за Столовой горой как за каменной стеной Фото: Из личного архива / Владимира Кочеткова

Я прошел по тропе инков. Побывал в самой высокогорной стране мира – Ла-Пас в Боливии. Умывался водой из самого высокогорного озера Титикака. Прикасался к камням самого древнего в мире города – Тиауанако. Стоял на берегу (в Южной Африке) в том месте, где сливаются два океана – Индийский и Атлантический. Меня агитировали принять ислам в Пакистане. Там же приходилось натурально есть с руки хозяина дома, где я останавливался на ночлег. Таковы обычаи. Я свел массу интересных знакомств: в Южной Америке с индейцами, в Индии – с сикхами, которыми восхищаюсь с детства, в Африке – с зулусами, которые давно не бегают с копьями, а занимаются гостиничным бизнесом…

Что немцу Рейн, то русскому - Волга!

- Пресловутый языковой барьер затрудняет общение?

- По большому счету нет. Я убедился, что язык жестов понятен в любой точке мира. Да и все-таки я могу объясниться по-английски, его тоже много где знают. А вообще, повторяю, объясняться можно и без слов. Например, однажды в Париже я доходчиво объяснил (кулаком в лом) одному из тамошних гомосексуалистов о напрасности его притязаний (смеется).  Довелось мне, с помощью чернокожих панков-велосипедистов,  разыскивать на реке Сене лодку Жана-Поля Бельмондо. В Штатах еле-еле отбился от банды местных гопников, которым очень понравилось мое имущество, в частности, видеокамера. Думаю, они запомнили русского, от которого узнали, что его дед ходил на танк с одной гранатой.

Деревьев много - тени нет Фото: Из личного архива / Владимира Кочеткова

- Впечатляет. Но смею предположить, что американские подростки плохо знают истинную историю Второй мировой…

- Зато немцы знают. Как-то раз пришлось мне объясняться с бывшим солдатом Вермахта. Мы поругались из-за бутылки воды. Но думаю, что это было поводом. Причиной же стало то, что я – русский - посмел забрести так далеко на запад - в исконные немецкие владения. И тогда, после этой ссоры, закончившейся, к счастью, перемирием, я сел в седло своего велосипеда и поехал дальше, - как-то сама собой «запелась» русская народная песня. Такого я сам от себя не ожидал. И надо же, запелось! Словно какой-то протест вырвался наружу «Волгой-матушкой» - песней, которую я услышал много лет назад на Суре у безвестных путешественников. Та песня наполнила моё сознание такой гордостью, о коей я даже и не подозревал! «Ах, ребята немцы, - кричал я сам себе, - не хотите ли послушать русскую песню от русского человека»! Я ехал по первоклассной немецкой дороге через самое сердце Германии и, глядя по сторонам, громко пел неожиданно для меня самого всплывающие в памяти строки. Немцы – прохожие, с удивлением смотрели на меня, но было все равно. Тогда, пожалуй, впервые в жизни до меня дошло значение, казалось бы, простого понятия – «национальная культура».

Учить удивляться

- Было бы неправильным не спросить о путешествиях по России…

- О, с них-то все и началось. Я со своими учениками побывал во многих знаковых местах, как в нашей области, так и по всей России. Да что там! Ведь многие удивляются, узнавая что-то новое о месте… в котором живут! Скоро выходит в свет моя новая книга «Дом у Никольской горы». Она как раз посвящена моим родным местам. Я люблю свою малую родину, люблю облака над Никольской горой, люблю треск льда на Суре во время ледохода, люблю едва слышный шёпот просыпающегося посёлка. И книжка об этом крае, о том, что довелось мне здесь увидеть и услышать. Я не претендую на документальность – каждый из нас трактует мир по-своему, так, как видит и слышит, так, как пережил и перечувствовал. Я не пытаюсь охватить всё – всю историю и всех людей живших и живущих в посёлке и крае – здесь нужен глубочайший анализ сохранившихся архивных документов. Все события я, так или иначе, рассматриваю через свою семью, через воспоминания своих родителей и родственников. И это естественно – их рассказы – как листы неискажённой политиками истории очень ценны, их взгляд на жизнь интересен. И, может быть, прочитав эту книжку, кто-то захочет открыть следующую, не написанную в ней страницу…

Два квадратных метра ульяновской области в африканской пустыне Фото: Из личного архива / Владимира Кочеткова

- И все же, что подвигает вас к путешествиям?

- Работа в школе. Когда начал педагогическую деятельность, понял, что детей нужно не столько удивлять, сколько УЧИТЬ УДИВЛЯТЬСЯ. Удивляться вообще и удивляться САМИМ СЕБЕ, своим возможностям, способностям. Это очень важно. А как? Сдачей ЕГЭ? Новыми программами? Всё это проходящее, и, в конечном итоге, ничего не значит в жизни по большому счёту. Поэтому я и стал делиться с ними своей жаждой видеть мир. Встречать вместе с ними закат или просто сидеть и подбрасывать в костёр сухие веточки, чувствуя, как география в этот момент обрастает живой доброй и интересной плотью. В такие моменты я понимаю, что на вопрос «Кто вёл у вас географию в школе?», они не ответят рассеянно: «А, мужик какой-то»…

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество