482

Вспоминая Юрия Горячева. Как строили новый волжский мост

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ - Ульяновск 46 11/11/2015
Ещё губернатор Горячев (в центре) строил школы и радовался, когда их открывал. Как 19 августа 1998 года в селе Кротково.
Ещё губернатор Горячев (в центре) строил школы и радовался, когда их открывал. Как 19 августа 1998 года в селе Кротково. / с сайта Кротковской общеобразовательной школы / АиФ

Вторая дата – 24 ноября 2009 года – официальная церемония открытия первой очереди моста, в которой приняли участие президент России Дмитрий Медведев и Президент Азербайджана Ильхам Алиев.

В череде первых лиц симбирского края Юрий Горячев, бесспорно, одна из самых драматичных фигур. Он возглавлял Ульяновскую область на переломе эпох, когда радикально меняются правила, идеи и ценности. Это достаточно в полной мере подтверждает предлагаемое интервью, скорее всего, последнее в жизни Юрия Фроловича. Он дал его автору со товарищи в мае 2009 г. в связи с подготовкой к изданию книги, посвященной строительству в Ульяновске нового (ныне Президентского) моста через Волгу.

Консерватор в степени

В холле Горячев-фонда мы ждали его совсем недолго. В кабинет прошли вместе. Сели.

– Здравствуйте, Юрий Фролович! Рады вас видеть. Как дела, как здоровье?

– Да всё бы ничего, но вот рука подвела, не слушается. (Он берёт правой рукой левую и кладёт её на стол ладонью вниз слегка припечатывая. – Г.Е.) – Но с людьми продолжаю встречаться, тем, кто обращается в фонд, пытаюсь помочь. Казаров вот ещё докучает, всё судится со мной. Что не поделим? Пятнадцать лет назад я поселился в его доме (дом Ульяновского отделения Сбербанка, которое О. В. Казаров некоторое время возглавлял. – ред.). Там у каждой семьи было по гаражу. Ну и мне дали гараж. А когда я вышел на пенсию, вдруг оказалось, что гараж на меня не оформлен, и Казаров решил у меня его отнять. Вот и судимся. Районный суд принял решение в мою пользу, областной это решение подтвердил, так нет, Олег нашёл ещё одну зацепку, и всё завертелось заново. А книгу-то про мост кто решил написать?.. Я прикидывал – его человек сто должны обслуживать. Что с «Трансстроем» – ещё не развалили? Эх, и мощная была организация. А из прежнего руководства «Ульяновскмостостроя» кто-нибудь ещё при деле?..

И только получив ответы, сам приступил к рассказу.

– Во главе области я проработал 14 лет. За это время в стране сменились 10 председателей правительства, и при знакомстве с каждым из них я, в первую очередь, начинал обсуждать проблемы строительства нового моста. Первым в этом ряду, помню, был председатель Совета министров тогда ещё РСФСР Виталий Иванович Воротников, последним – Владимир Владимирович Путин. Между ними все другие. Однажды прихожу к Горбачёву. А у него настроение хорошее, он только что из Германии вернулся, где они Берлинскую стену порушили. Горбачёв доволен и интересуется моим мнением на этот счёт. А я, держа в уме, что ломать – не строить, возьми да скажи: «Я, Михаил Сергеевич, на днях эту тему с мужиками на селе обсуждал. Мужики не одобряют. Говорят, наши отцы не для того воевали, чтобы в Германии к власти вновь фрицы пришли. Обманут ведь и не моргнут...» Ну, Горбачёв, конечно, нахмурился, говорит: «Да, мне рассказывали, что ты консерватор, но я никак не думал, что до такой степени». А с проблемами моста он меня отослал к председателю Совмина СССР Николаю Ивановичу Рыжкову.

Я – к Рыжкову. Говорю: «В Ульяновске большое дело начали, на левом берегу огромный авиазавод, а через Волгу к нему не перебраться. На старом мосту сущий конец света, бесконечные пробки, впридачу он аварийный, кровь из носу надо быстрее новый мост достраивать...» Он мне: «Оставь бумаги». Я оставил, а через несколько месяцев Рыжкова убирают, ставят Павлова, наши бумаги не сыскать. С тех пор так и пошло: один руководитель, второй, третий. Приехал, помню, в Ульяновск Борис Николаевич Ельцин. Я ему всё показал, рассказал, на «Авиастар» по старому мосту мы с ним съездили туда-обратно. Почти до утра мы с ним по всем темам беседовали. В итоге он сказал, что ситуация в стране очень сложная, но поручение о дополнительном финансировании строительства всё-таки дал. Оказалось, фактически разовое. Уже в 1994 году бюджетное финансирование стройки Москва практически свернула. Не удивительно. У многих московских чиновников позиция была откровенная: кто этот мост придумал, тот пусть его и достраивает. Что им наши слёзы? Прямо в лицо мне такое говорили.

А бывало и чисто «по-рыночному» ставили вопрос: «Фролыч, деньги на мост мы тебе найдём, прямо сейчас подпишем бумаги на 500 миллионов, но 20 процентов наличными нужно будет отдать...» – Я на подобное отвечал одно – в такие «игры» не играю, хотя точно знал, что некоторые мои соседи-губернаторы на откаты соглашались, и пусть не 20, но 10 процентов выделяемых регионам денег рассовывались в столице по карманам. Нет, мы на такое не шли. Шаманов, рассказывают, в это долго не мог поверить, два года искал, но так и не нашёл дыр в наших финансах.

Новый за счёт старого «не выгорел»

– Известно, что после прекращения бюджетного финансирования предпринимались многочисленные попытки достроить мост на коммерческой основе...

– Действительно, если в начале 90-х мы ещё надеялись достроить мост в проектные сроки, то в 1994-1997 гг. главной задачей стало не дать стройке умереть. Вот тогда и начались коммерческие изыскания. Кто в них только не участвовал! Даже Боря Немцов с Борисом Березовским руку приложили. Хорошо помню, как это было.

Немцов тогда был в Москве вице-премьером, а кабинет у него был сущей забегаловкой. Прихожу, а там кого только нет, в том числе Березовский, Сосковец. Немцов сначала говорит Березовскому: «Слушай, Борис, ты бы мост в Ульяновске купил, а потом мы его сделаем платным, и ты отобъёшь свои деньги». Тот: «Нет, тут надо думать».

А Немцов не унимается: «Ну, всё, мужики, решили. Деньги на стройку нужны? Нужны. Поэтому делаем проезд по старому мосту платным, и пойдёмте обмоем это дело». – Коньяку всем наливает, пьём… Ну и что? Возвращаюсь я домой, издаю соответствующее распоряжение, делаем будки для сбора платы за проезд. Только закончили, звонит мне областной прокурор Золотов: «Это незаконно, я ваше решение отменю». Я ему: «Отменяй, Юрий Михайлович, мост на такие крохи всё-равно не построишь». Он отменил – и спасибо ему! И никто меня в ином не убедит: крупные проекты по плечу только сильному государству, а мы тогда такими не были.

В зачёт стройки – уазики, цемент, металл

– Тем не менее региональная власть стройку не бросала?

– И мысли такой никогда не было. Как бы мы в таком случае смотрели в глаза тем же авиастроителям? Цель была одна – строить, и, как бы ни было трудно, не дать стройке умереть. Ради этого шли на всевозможные ухищрения. Так, уже в 1992 году в соответствии с постановлением российского правительства Ульяновская область должна была финансировать 35 процентов сметной стоимости строительства мостового перехода. Откуда у нас такие деньги? Мы же не нефтяной регион. Тем не менее мы этот документ со своей стороны подписали. Знали, что не сможем выполнить, но подписали. А как иначе? В противном случае мы бы из центра вообще ни копейки не получили.

В целом, оценивая итоги, нужно признать, что денежный вклад региона в строительство моста, был не велик. А вот уазиками, цементом и металлом мы стройке помогали очень крепко. Бывали даже такие случаи, когда ради сохранения коллектива «Ульяновскмостостроя» мы им зарплату из областного бюджета выплачивали. А они разве бюджетники? В результате все 90-е годы худо-бедно, но жизнь на стройке всё время теплилась, и к моменту возобновления федерального финансирования на мосту были готовы практически все опоры и установлены шесть пролётных сооружений. Фактически мост крепко стоял на ногах, добрая половина дела была сделана.

– Кто из федералов оказал реальное содействие возобновлению бюджетного финансирования строительства моста?

– В первую очередь Евгений Максимович Примаков, который в 1998 году, будучи премьер-министром, взял на себя смелость подписать постановление о включении нашего моста в перечень важнейших строек России с вводом его в эксплуатацию в 2002 году. Также большую помощь нам постоянно оказывал глава Федеральной дорожной службы Артюхов. Это реальные помощники. А делающих вид, что помогают, всегда было много, только пользы от их «помощи» не было никакой.

– Почему о проблемах стройки, нежелании федерального центра её финансировать и борьбе региона за продолжение строительства вы ничего не рассказывали землякам-ульяновцам?

– А было ли нам чем порадовать и без того тяжело живущих людей? Потому и помалкивали. Всегда считал и считаю, что в начале должно быть дело. И только следом за ним – слово.

МостФото: АиФ/ Андрей Кузин

Интервью записал и подготовил к печати Геннадий Ельцов

Справка
Юрий Горячев (11.11.1938 – 20.01.2010) рано потерял родителей и воспитывался в детском доме. В «большую» жизнь стартовал одновременно с Юрием Гагариным: в 1961 г. окончил ветеринарный факультет Ульяновского сельхозинститута, но по специальности практически не работал. В годы строительства Ленинского мемориала возглавлял областной комсомол, после чего 14 лет в ранге первого секретаря РК КПСС руководил Ульяновским районом. С марта 1987 г. – председатель Ульяновского облисполкома, с апреля 1990 г. – первый секретарь обкома КПСС и председатель областного Совета

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах