aif.ru counter
200

Актёр Анатолий Устюжанинов был истинным «защитником вождя»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ - Ульяновск 41 07/10/2015
Государственный архив новейшей истории Ульяновской области / Из личного архива

Замечательного человека, уникальной личности (и неправда, что его считали актёром одной роли), прекрасного собеседника нет уже семь лет.

Своё последнее интервью в декабре 2007 года после четвёртой операции на сердце он дал в коридоре второй областной больницы журналисту Светлане Яминой. Она поделилась с «АиФ» теми фактами и воспоминаниями, которые не вошли в её тогдашнюю публикацию.

12 часов текста наизусть

Для старшего поколения зрителей Устюжанинов так и останется «эталонным» Лениным на кино– и телеэкране, но главным образом на театральной сцене. Он и говорил интонационно точно так, как Ильич. Даже музейщики путались, когда слышали его записи. Им казалось – это подлинная речь вождя! Никто из артистов не знал так досконально все 55 томов Ленина! С этим связана одна презабавная история, которую он вспоминал не без улыбки:

– Я приехал на гастроли в Сочи. Меня там знакомят с режиссёром из Москвы, который приехал на постановку. Не помню, чего именно. Директор театра Попова говорит: «Вот, знакомьтесь, заслуженный артист Устюжанинов». «Устюжанинов? – восклицает тот. – Да о вас по Москве легенды рассказывают!». Вера Павловна Строева, жена Григория Рошаля, кинорежиссёра, у которого я записал голос Ленина в картине «Мы, русский народ», мне потом рассказывала, что это за легенда. Мол, в Ульяновске есть такой актёр, который не только играет Ленина, но и на любой вопрос о нашей сегодняшней жизни может ответить ленинским текстом. Действительно, я знаю часов двенадцать Ленина наизусть...

С Москвой не срослось…

Эти-то легенды и сыграли определённую роль в том, что Сергей Бондарчук в 1980 году пригласил артиста сняться в фильме по книге Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир». Это был эпохальный проект и историческая веха, которая поставила точку в кинокарьере Устюжанинова.

Последнее время артиста встречали около мемориала, где он служил в музее.
Последнее время артиста встречали около мемориала, где он служил в музее. Фото: АиФ/ Владимир Никитин

– Все остальные актёры – как положено, загримированы. А меня, единственного, снимали в «Колоколах» без грима.

Так решил Бондарчук. (Артисту только выбривали лысину, своей Устюжанинов так и не «нажил», – авт. ). Наверное, это и сыграло свою роль в том, что больше меня не приглашали... А может, ревность актёрская. Как это, провинциалу такую роль доверили!..

Спустя три года после выхода картины «Красные колокола» за воплощение образа Ленина в кино Анатолию Ивановичу было присвоено звание народного артиста РСФСР. Ему было всего 39 лет.

Отношения с Москвой у актёра не складывались. Хотя он мог блистать и на столичных подмостках. Даже после того, как великий Алексей Грибов из Малого театра составил ему протекцию.

– Он приезжал в Ульяновск на «Ленинские чтения», – вспоминал Устюжанинов. – Я выступал перед небольшой аудиторией в гостинице – читал свою программу, а все сидевшие в номере её обсуждали. Грибов пришёл позже (говорят, сначала в буфет отправился), сел, стал смотреть на меня изучающе, как профессионал. Я боялся текст забыть. А когда дочитал, все ждали, что скажет мастер. Боялись его реплик страшно. Он ведь никого не стеснялся. Както о «Ревизоре» с Папановым и Мироновым в главных ролях высказался: «Героизм нужен высидеть ваш спектакль до конца». А тут – провинциальный актёр, да ещё с ленинской темой. Но когда ему сказали: «Не правда ли, замечательно?». Он сказал: «Превосходно! Я слышал Ленина. Я видел Ленина. Я не видел вас. Вам нужно работать в Москве».

Потом Грибов рассказал обо мне директору Малого театра, и я получил приглашение – сыграть Ленина в новой пьесе Михаила Шатрова «Так победим». Но ничего не вышло. По не зависящим от меня причинам. В театр пришёл тогда Олег Ефремов. Шатров взял и напечатал пьесу до начала работы над постановкой. И Ефремов отказался её ставить.

Я с Лениным езжу…

Несмотря на то, что с кино Устюжанинову пришлось расстаться, он продолжал числиться в базе «Мосфильма» и даже работал в Театре-студии киноактёра. На одной из концертных площадок ему довелось выступать вместе со знаменитым Николаем Крючковым, в последние годы также не сильно обласканным кинорежиссёрами.

– Мы с ним были очень дружны. Он как-то пригласил меня с собой в Ленинград на спектакль «Поёт товарищ кино». На 70-летии Утёсова я сидел рядом с ним.

Николай Афанасьевич приобнял меня, прижался щекой и говорит: «Мне было 19 лет, когда я узнал, что такое второе блюдо, бурдой кормила мать на Трехгорке». Но выступить с ним в спектакле мне не пришлось: уехал в Ульяновск играть спектакль «Защитник Ульянов». «Обязательно дайте ему телеграмму, – посоветовал наш режиссёр Рудник, – он гордится тем, что дружит с вами, говорит: «Я с Лениным езжу».

Отслужив на сцене ульяновской драмы 20 лет, в 1992 году Устюжанинов перешёл на другую работу – в историко-культурный центр Ленинского мемориала. Вновь засел за изучение наследия Ленина. Сам писал сценарии своих выступлений, продолжая рассказывать людям об этом великом, по его мнению, человеке. С этими программами Анатолий Иванович объездил почти всю нашу страну и чуть не полмира. Его с огромным вниманием слушали везде – в Англии, Болгарии, Германии, Италии, Румынии, Чехословакии, Нидерландах, Финляндии, Эфиопии и других точках планеты. Даже после распада Советского Союза, когда «Лениниана», казалось, перестала быть востребованной!

Никогда не забывал Анатолий Иванович своей работы в Дании.

– Некто Клаус приехал в Ульяновск собирать материалы для будущего спектакля «Ленин в Дании». Я получил приглашение.

Что называется – Его Величество Случай. Мне очень понравилось там. Взаимоотношения в театре «ХХ век» в Копенгагене были столь уважительными, что я сказал в одном из интервью: «Хотел бы пробыть в этой счастливой ауре до конца жизни». В антракте одного из спектаклей меня пригласили пройти к королеве Дании… Маргарет, высокая, на полголовы выше меня, очень прямая, в одной руке держала бокал с вином, в другой – сигарету. Протянула мне её. Я пожал руку и извинился. Мол, не могу снять головной убор, чтобы не лишить вас иллюзии встречи с моим героем...

Однажды актёра пригласили на творческую встречу в газету «Советская культура». Там было много известных людей, в том числе и режиссёр Евгений Матвеев. Анатолий Иванович не стал злоупотреблять вниманием аудитории, показал одну из своих программ. По окончании направился на свободное место, оно оказалось рядом с Матвеевым. Тот взял его за руку и произнёс дважды: «Умница! Ах, умница!».

– Это был единственный отзыв, который я получил. На страницах газеты появилась только маленькая заметка.. Слушайте, об этом неловко даже говорить. Но Матвеев потом у меня автограф брал. Мы встретились возле столовой. Я хотел его попросить об автографе. А он увидел мою афишу и говорит: «Надпиши». Не достоин, отвечаю. «Перестань!» – щёлкает ручкой, подает мне и – к стенке, наискосок. Не помню, что я там написал. Волновался очень. А он мне потом письмо прислал с очень искренними строчками.

Когда история нашей страны сделала крутой поворот, резко изменилось и отношение к Ленину. Появилась серия публикаций и книг, представлявших его как заштатного злодея. Устюжанинов сильно переживал. Спрос на его программы и «его» Ленина резко упал. Спектакли не ставились. Только литературное творчество приносило радость, хотя книжки, издаваемые Анатолием Ивановичем на свои деньги, выходили маленькими тиражами. Устюжанинову постоянно обещали переиздать его сочинения. Он радовался. Но напрасно…

Хотел переработать свою книгу «Ленин. Время. Мы» и выпустить под другим названием – «Как предавали Ленина». Но и эту работу не завершил. Он перенёс четыре тяжёлых операции на сердце. Мне кажется, его сердце не выдержало нападок на вождя…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество