Примерное время чтения: 8 минут
193

С томиком Пушкина – под фашистские пули. Об основателе Дворца книги

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. АиФ - ульяновск 50 14/12/2022
Николай Столов (в центре) с коллегами из краеведческого отдела УОНБ, 1 января 1926 года.
Николай Столов (в центре) с коллегами из краеведческого отдела УОНБ, 1 января 1926 года. Ульяновский Дворец книги

Ульяновску не раз случалось становиться какой-либо столицей – то культурной, то авиационной. Память об этом в народе ещё свежа. Но мало кто знает, что ещё в мае 1924 года город, на тот момент только что переименованный в Ульяновск, был назван библиотечной столицей Поволжья. Здесь состоялся библиотечный форум, на котором собрались представители Ярославля, Костромы, Иваново-Вознесенска, Нижнего Новгорода, Казани, Саратова, Самары, Сызрани, Карсуна.

Начал бунтарём…

Местное библиотечное объединение на этом форуме представлял Николай Николаевич Столов – тот самый, что основал на базе Карамзинской общественной библиотеки нынешний Ульяновский Дворец книги. 13 декабря исполнилось ровно 130 лет со дня рождения этого яркого библиотечного деятеля, оставившего неизгладимый след в истории культуры региона. 

Фото: Ульяновский Дворец книги

 

Он родился в семье сельского врача. Впрочем, отца своего он едва ли видел.  Николай Михайлович Столов в том же 1892 году отправился на борьбу с эпидемией холеры, подхватил инфекцию и скоропостижно скончался. Кстати, младший брат отца Алексей учился в одном классе с гимназистом Владимиром Ульяновым.

В 1911 году Николай Столов поступил в Казанский университет - на историческое отделение историко-филологического факультета. И там, естественно, как это было модно в те времена, занялся антиправительственной деятельностью – участвовал в нелегальных сходках, забастовках и прочих протестных акциях. Он даже был причастен к изданию и распространению прокламаций и журнала «Клич свободы». Весной 1916 года Николай Столов вступил в партию социалистов-революционеров, после очередной студенческой сходки попал в поле зрения полиции, а в августе 1916 года был мобилизован рядовым на российско-германский фронт. О его боевом пути во время Первой Мировой войны неизвестно практически ничего, кроме того, что он выжил и в феврале 1918 года подал прошение с просьбой принять его в число студентов Казанского университета «для окончания образования, прерванного вследствие призыва на военную службу».

Деятельность Николая Столова в сфере просвещения в Симбирске началась в 1920 году, когда он возглавил Симбирский губернский комитет научных библиотек, одновременно заняв должность заместителя заведующего губернским книгохранилищем. Да ещё и руководил работой некоего «историко-революционного кабинета». Тогда библиотечная сеть была частью структуры ведомства народного образования. Николай Николаевич, временами совмещая несколько должностей, трудился инструктором орготдела симбирского Губоно (Губернский отдел народного образования), заведующим секцией Погуба (так уж именовался тогда «политико-просветительский отдел губернского военного комиссариата»), библиотечным инструктором, заведующим Музеем книги, заведующим Библиографическим бюро, председателем губернского Комитета научных библиотек, заведующим историко-литературным кабинетом Губернского книгохранилища.

Симбирское губернское книгохранилище (библиотека-читальня имени Гончарова) на Покровской улице (ЛьваТолстого, 58). Фото 1920-х годов.
Симбирское губернское книгохранилище (библиотека-читальня имени Гончарова) на Покровской улице (ЛьваТолстого, 58). Фото 1920-х годов. Фото: Ульяновский Дворец книги

При всём при этом он как-то успевал заниматься общественной и творческой деятельностью – был и заместителем председателя Общества изучения Ульяновского края, и членом Общества содействия жертвам интервенции, а ещё - литературного кружка Дома работников просвещения.

От читателя до основателя

Карьеру на библиотечном поприще он начал как обычный читатель. Благо жил он рядом с Гончаровской библиотекой, которая открылась в 1920 году и в то время существовала в виде трёх книжных шкафов. Но уже вскоре она превратилась в крупнейшее книгохранилище Поволжья, объединяющее свыше двухсот тысяч томов из Карамзинской общественной, а также те книги, что были реквизированы «именем революции» из частных, ведомственных и учебных библиотек.

И вот в мае 1922 года произошло событие, всколыхнувшее весь город – в здании Губернского книгохранилища открылась выставка книжного искусства. За три недели её посетили почти все симбиряне, кто вообще умел читать. Благожелательные рецензии об этой выставке публиковали не только симбирские, но и казанские газеты.

Организатор выставки – Николай Столов – показал себя как блестящий эрудит в области истории книги, прекрасный организатор и экскурсовод. Сам он писал потом в отчётной статье: «Цель выставки – заставить говорить молчащие книги, показать, как книга вбирала в себя культуру веков и народов, была их точным и верным зеркалом… Русская книга за время революции понизилась не только в количественном отношении. Ее качество заставляло с грустью сознаться, что в России «разучились делать книгу». И в дни возрождения культуры и техники на книжное дело обратились самые пристальные взоры, потому что о книге можно уверено сказать: «Покажи мне твои книги, и я скажу, какова культура твоего народа».

Памятник вождю в виде Дворца книги

Главным результатом выставки и приуроченному к ней библиотечному форуму стала широкая общественная дискуссия, которая к концу 1924 года привела к созданию «памятника вождю мирового пролетариата на его родине» – Дворца книги имени Ленина. Основой книжного фонда будущего Дворца книги стали тщательно отобранные Столовым шедевры отечественного, западноевропейского и восточного книгоиздания XVI-XIX веков. Тогда же, в 1922 году, он предложил открыть специализированные научные кабинеты для чтения: общественных наук и языкознания, чистых и прикладных наук, философии и религии, искусства и литературы, справочной архивной и иностранной литературы. Новаторская по тем временам форма обслуживания очень быстро была воплощена в жизнь и понравилась читателям. Он лично возглавил историко-литературный кабинет. Он трижды – в 1923, 1924, 1925 годах - избирался делегатом библиотечных съездов Поволжья, которые проходили в Нижнем Новгороде, Ульяновске и Казани.

За шесть лет работы на библиотечном поприще Николай Столов опубликовал два десятка статей по вопросам книговедения, истории литературы, библиотечному делу, которые публиковались в журналах «Красный архив», «Красный библиотекарь», «Казанский библиофил», а также в губернской газете «Пролетарский путь». В 1928 году под его редакцией вышел первый и до сих пор единственный справочник по истории периодической печати края, охватывающий период с 1838 по 1928 год.

Вылетел во время «книжной» чистки

В конце 1926 года Николай Николаевич вынужден был уволиться из Дворца книги. Причиной этого шага стало «несоответствие взглядов Столова на культурные и просветительские функции библиотек тем жёстким идеологическим задачам, которые государство поставило перед ними в то время». Дело в том, что в 1926 году была создана специальная губернская комиссия по пересмотру состава библиотек. Систематические «чистки» библиотек от «ненужного хлама» и «книжной завали» проводились и до этого, однако новая комиссия столь рьяно взялась за дело, что появились все основания опасаться полного книжного опустошения. Николай Столов и ряд его коллег решили предать гласности свою точку зрения на «чистку книжного имущества» Дворца книги путём публикации открытого письма с требованием сохранить старые ценные книги ради «завтра, когда пролетариат обратится к подлинному знанию, к большой науке…». Дело кончилось тем, что Музей книги остался без попечения его создателя… А могло дойти и до ареста. Но нашлись люди, которые предупредили Николая Николаевича о возможности такого исхода, и он в 1934 году вместе с семьёй - матерью, женой и двумя дочерями - перебралась в дачный посёлок Салтыковка, неподалёку от Москвы. Работал лектором Государственного литературного музея, а ещё через пару лет стал заведующим библиотекой музея ГЛМ.

Вскоре после начала Великой Отечественной войны, 6 июля 1941 года, вместе со своими коллегами Николай Столов, захватив с собой томик Пушкина, ушёл в ополчение. А в октябре 1941 года в бою под Дарницей близ Киева он погиб: был убит наповал пулемётной очередью.

В 1965 году, в дни празднования 20-летия Победы, в Фундаментальной библиотеке общественных наук АН СССР была открыта мемориальная доска, где в списке погибших сотрудников увековечено имя Николая Столова. В Ульяновске же, где он родился и работал большую часть жизни о создателе Дворца книги уже мало кто знает, да и память о нём не увековечена никак… А ведь то, к чему он призывал почти сто лет назад, сегодня актуально, как никогда ранее – «заставить говорить молчащие книги»…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах