aif.ru counter
Алексей ЮХТАНОВ
593

Смерть на Президентском мосту в Ульяновске – убийство или нет?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. АиФ - Ульяновск 35 29/08/2018
Пётр Шаев строил Президентский мост с 1998 года, а после открытия занимался его обслуживанием. Случилось так, что и погиб он здесь же.
Пётр Шаев строил Президентский мост с 1998 года, а после открытия занимался его обслуживанием. Случилось так, что и погиб он здесь же. © / Из архива "АиФ в Ульяновске"

Из-за того, что расследование гибели Петра Шаева на Президентском мосту, случившейся год назад, идёт очень непросто, поднимать тему нам приходится уже в третий раз.

Первая статья о расследовании «Велено забыть? Загадочная смерть и экспертиза с сюрпризом» была размещена в №7 еженедельника от 14 февраля 2018 года, вторая – «Игра в поддавки» – в №26 от 6 июня 2018 года.

Родственники погибшего не понимают логики труднообъяснимых действий следователей, экспертов и оперативных сотрудников полиции. Адвокат Исхак Набиуллин, взявшийся защищать интересы семьи погибшего, считает эти действия непрофессиональными либо сознательно направленными на то, чтобы никто не понёс реальной ответственности.

Трагедия на Президентском

Вдова и сын трагически погибшего в августе 2017 года Петра Шаева пришли к нам в редакцию в феврале этого года. Пётр Данилович ушёл из жизни при загадочных обстоятельствах. До сих пор доподлинно неизвестно, что случилось 10 августа прошлого года на Президентском мосту.

Хотя нижний ярус нового моста в настоящее время не используется (его готовят к предстоящей эксплуатации), он требует постоянного обслуживания, чем и занимался бригадир монтажников обслуживающей мост компании ООО «Промонт» Пётр Шаев. Надежда Васильевна Шаева рассказала, что её муж принимал участие в строительстве моста, а после этого остался его обслуживать, обучив своему делу десятки рабочих.

– На мосту он ориентировался как дома, знал каждый узел по памяти, – рассказала вдова. Для контроля и обслуживания мостовой конструкции специалист, как правило, заезжал на нижний ярус на своём автомобиле. Так было и в тот злополучный день. С ним вместе на мост заехали и разошлись по разным объектам трое монтажников. И хотя по установившейся практике на этом опасном объекте работники должны были работать парами – в пределах видимости друг друга, но в тот день мостовики разошлись в разные стороны, потеряв из поля зрения Петра Даниловича – своего неофициального бригадира.

А потом около 10 часов бригадир перестал выходить на связь. Вернувшиеся рабочие, по их свидетельским показаниям, увидели пустую распахнутую машину с ключом в замке зажигания. Через пять дней рыбаки нашли тело Шаева в Волге.

Решили, что несчастный случай

И хотя региональный следком возбудил уголовное дело по статье 143 УК РФ «Нарушение техники безопасности», родственники так и не поверили в версию несчастного случая. Для этого у них были вполне веские основания. Одно из них – распахнутый автомобиль.

– Даже отходя на шаг от машины, отец её непременно закрывал, даже на даче и в гараже – привычка. А здесь дверь нараспашку – и никого, – говорит Алексей, сын Петра Шаева. Сотрудники МЧС были вызваны лишь через два часа после того, как обнаружилась пропажа человека, что само по себе вызывает вопросы. Родственникам и вовсе не сочли нужным сообщать. Домашние хватились исчезнувшего главу семьи лишь в конце рабочего дня. Не сумев дозвониться, сын Сергей вместе с матерью приехал на работу отца и только здесь обо всём узнал.

Сын Петра Даниловича Сергей пояснил нам, что даже специально прыгнуть с моста непросто – взрослому человеку под метр девяносто для этого нужно было бы боком протиснуться между вертикальными элементами конструкции. Так что представить себе случайное падение довольно сложно. Посторонние люди оказаться на нижнем ярусе моста также не могли, поскольку это режимная территория.

Сложно шли дела и с судебно-медицинской экспертизой. Первая – от 16 августа 2017 года (заключение эксперта № 2465 судебно-медицинской экспертизы) установила, что все органы – чистые. Нет частиц водорослей, характерных для утопленников. Напрашивается вывод, что смерть наступила до попадания тела в воду. С моста упало (или было сброшено) уже бездыханное тело. Но дело возбудили не по «убойной» 105-й статье, а по 143-й («Нарушение техники безопасности»).

Экспертизу повторили в сентябре (заключение эксперта» судебно-медицинской экспертизы №26 от 13 сентября). И вновь результат тот же – органы чистые, причины смерти непонятны. Но с третьего раза (вот неожиданность!) обнаружилось микроскопическое количество водорослей. Кажется, теперь появилась возможность списать дело в архив (заключение судебно-медицинской экспертизы по материалам дела № 671-М от 6 ноября 2017 года). Всю историю можно объявить несчастным случаем из-за нарушения техники безопасности, допущенной чуть ли не самим потерпевшим.

В деле есть и показания Алексея, другого сына погибшего, которому было известно о неприязненных отношениях его отца с одним из работников компании, это он знал от отца.

От бездействия – к гиперактивности

Менялись следователи. Сначала дело вёл следователь Заволжского отдела СУ СКР по Ульяновской области Ефремов, потом расследование передали его коллеге Харькову, а следом за ним – Панюгину.

Долгое время вдова и её адвокат Исхак Набиуллин настаивали на проведении эксгумации до наступления весны (напомним, визит семьи покойного в нашу редакцию состоялся в феврале этого года). Понятно, что такая процедура могла быть осуществлена лишь в холодное время, но решение об эксгумации у следователей созрело уже в летнюю жару, когда сама процедура и вопрос сохранности образцов – под большим вопросом. Кроме того, вдова настаивала на этой процедуре при условии, если только она будет проведена иногородними, а не местными специалистами, по понятным причинам не доверяя последним. Но желающих в соседних регионах якобы не нашлось. И вот – созрели.

Теперь уже на отсрочке эксгумации пришлось настаивать самой Надежде Шаевой, и суд подтвердил её правоту. Позиция следствия колебалось от «никакой эксгумации» до намерения провести во что бы то ни стало, но не зимой, а летом. Сама Надежда Шаева отмечает, что небывалое рвение следователей проявилось в момент, когда она нашла в соседнем Тольятти судмедэксперта, готового провести независимую экспертизу имеющихся образцов.

Признали очевидное?

И вот, наконец, ровно через год после трагедии свершилось: дело переквалифицировали на статью 105 УК РФ «Убийство». Говорить о «победе» в такой ситуации вряд ли стоит, поскольку собрать доказательную базу через год непросто. Да и собирается ли кто-то реально этим заниматься?

Но есть ещё один вопрос. Целый год расследовалось совершенно иное уголовное преступление – нарушение техники безопасности. При этом следствие так и не смогло ответить на вопросы: кто же конкретно в компании «Промонт» занимается вопросами охраны труда и отвечает за соблюдение техники безопасности и какие положения соответствующих инструкций были нарушены?

– Я не понимаю, почему за время следствия, поскольку уж расследовали нарушение техники безопасности, к ответственности так никто и не привлечён? – говорит Надежда Васильевна. - Даже государственный инспектор Вячеслав Яковлевич Шаповалов в своём акте, проведя собственное расследование, указал ряд нарушений и фамилии, кто несёт ответственность за это нарушение. Увы, за нарушение никто не ответил.

Оказывается, прораб, давший задание бригаде провести работы на ярусе, числился на работе в другой компании. Уже одно это выглядит как грубейшее нарушение закона. Так что формальная переквалификация дела, по мнению родственников погибшего, вовсе не означает, что с этого момента начнут искать убийцу. Это может означать, что за гибель человека не ответит никто.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество