aif.ru counter
151

Лука: человек-оркестр

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. АиФ - Ульяновск 14 06/04/2016
Лука Стриканьоли постоянно переизобретает гитару
Лука Стриканьоли постоянно переизобретает гитару © / Наталья Буренкова / АиФ

Молодой итальянец Лука Стриканьоли, кудесник акустической гитары, выступает один, но при этом звучит, как целая группа. Иногда для этого приходится играть смычком или даже ногами, что он и продемонстрировал во время своего выступления 16 марта в зале областной филармонии.

Этот концерт стал одним из самых ярких событий  музыкального фестиваля «Мир. Эпоха. Времена». Стриканьоли относят к музыкантам стиля fingerstyle (это техника игры, при которой звук на гитаре извлекается пальцами одной руки). В последнее время его карьера развивается стремительно: он начал гастролировать в феврале 2015 года после того, как его видеоролик в Интернете собрал миллионы просмотров, а в сентябре состоялся первый сольный тур. «С тех пор я не вылезаю из гастролей», – говорит музыкант. Это интервью было записано сразу после концерта. Общались мы на английском языке.

Зачем «переизобретать» гитару?

Сергей Гогин: – Вы начали изучать гитару с десяти лет. Это была «классическая» музыкальная школа?

Лука Стриканьоли: – Да. У меня по разным причинам сменилось много учителей классической гитары. В конце концов я поступил в консерваторию – в государственную школу музыки – и проучился там с 14 до 16 лет. Потом бросил музыку, потому что увлекся дзюдо, не играл три года, и уже в 19 лет начал учиться по Ютьюбу. Вернулся в консерваторию, и у меня был по-настоящему хороший педагог, но мне хотелось делать что-то другое, поэтому я опять ушел.

– У вас богатый арсенал приемов звукоизвлечения. Как вы поняли, что вам нужно что-то большее, чем традиционные приемы защипывания струн?

– Помнится, сначала мне пришла в голову идея добавить перкуссию к гитаре, я наблюдал это на видео, и понял: это же здорово, гитару можно использовать как ударный инструмент. Я посвятил себя реализации этой идеи, и в какой-то момент кто-то из друзей сказал мне: «Лука, можешь сыграть эту мелодию?» «Попробую», – говорю. Стал пробовать и понял: чего-то не хватает, у меня в голове все это звучит богаче. И каждый раз, когда возникала такая проблема, нужно было искать решение. И я стал специально искать трудности – что-то, чего я в обычных условиях не мог сделать, – чтобы найти выход. Именно это мне и интересно.

– А разве что-то еще осталось неисследованным в гитаре?

– Уверен, что да. Я постоянно об этом твержу и начинающим, и опытным музыкантам. Когда появляются новые приемы или стили игры на гитаре, все приходят в восторг, потому что гитара словно заново изобретается. Потом проходит время, и это становится стандартом, и тогда приходится снова «переизобретать» гитару. Вот почему для меня так важно найти что-то, чего до меня никто не делал.

– Обладая таким богатым набором приемов, видите ли вы пути, по которым еще может развиваться гитарная техника?

– Новые стили. Я занят тем, что пытаюсь преодолеть технические ограничения инструмента. Иногда мне говорят: кончай делать аранжировки, придумывай что-то свое. Но когда делаешь аранжировки, понимаешь, что можно сделать, а что нельзя, потому что когда ты нос к носу сталкиваешься с ограничением, этого оказывается достаточно, чтобы изобрести новую технику игры.

– Есть ли в вашем репертуаре гитарная классика, например, итальянское барокко?

– Была, но я эту музыку больше не играю. Единственные итальянские произведения в моем репертуаре – это то, что я сам написал.

Селфи?  Обязательно!

– Как много итальянского в вас и в вашей музыке, или вы, скорее, европеец?

– Думаю, если во мне и есть что-то итальянское, то это моя витальность, жизненные силы, потому что я чувствую в себе много энергии: хочу играть, хочу выступать на сцене, хочу делать селфи в конце концерта на фоне зала. Мне нравится общаться с людьми, это подлинный обмен. Может быть, эта особенность не чисто итальянская, но в Италии этого много. В этом я итальянец, а в остальном – европеец.

– Поэтому вы придаете такое значение зрелищной составляющей ваших концертов?

– Это получается само собой, потому что я действительно люблю людей. Для меня это как играть у себя дома для друзей. Поэтому я общаюсь с людьми напрямую. Может быть, они несколько часов ехали, чтобы попасть на мой концерт?

– Вы когда-нибудь испытывали страх сцены? Когда думаешь о том, чтобы не ошибиться, а не о том, как лучше передать эмоциональное содержание произведения?

– У меня это было. Конечно, люди приходят на концерт не для того, чтобы судить тебя, и  смотрят тебя на Ютьюбе не для того, чтобы посчитать, сколько ошибок ты сделал, но когда ты на секунду забываешь об этом на сцене, тогда начинаешь нервничать. Но теперь я просто отказываюсь испытывать этот страх. Мой мозг говорит мне: «Я вовсе не совершенен, и я могу сделать столько ошибок, сколько захочу, потому что своей музыкой я хочу передать что-то другое». На самом деле я хочу, чтобы другие исполнители слышали, что я ошибаюсь. Они подумают: «Он ошибается, и мне можно».  Это поможет новым исполнителям не зацикливаться на совершенстве, которого нет, и почувствовать себя свободнее, выражая себя в музыке.

Порождение Youtube?

– В одной из статей вас назвали «гитаристом-сенсацией». С одной стороны, это рекламный ход. Но это может отражать и самоощущение на сцене. Думаете ли вы о себе как о человеке-сенсации или стараетесь так не думать, чтобы не «испортиться»?

– Я просто изумлен тем, что сегодня со мной происходит. На самом деле я не сильно задумываюсь о своем имидже, о том, как меня воспринимают, потому что сосредоточен на другом. Пусть меня называют «гитаристом-сенсацией», или «гитаристом-инопланетянином» или просто порождением Ютьюба (это ведь тоже правда). Я счастлив показать людям то, что я делаю. Но я счастлив и тогда, когда я нравлюсь людям как человек.

– Как сильно Ютьюб повлиял на вашу жизнь?

– Он стал для меня важным трамплином. Сегодня, даже если ты талантлив, еще не факт, что люди об этом узнают, и ты навсегда можешь остаться в тени. Ютьюб дал мне шанс выйти из тени.

– Комфортно ли вам быть в центре внимания?

– Да и нет. Я не люблю тусоваться в большой компании, где каждый теряет личную значимость. Мне нравится бывать в компании одного или двух человек. Не то что я боюсь потеряться среди людей, но мне не нравится, когда другие растворяются в большой компании. Поэтому я не хожу на большие концерты, где тебя стискивают со всех сторон.

– Вы, человек-оркестр, никогда не мечтали поиграть в группе?

– В том-то все и дело: я не хочу играть в группе. Что заставляет меня искать новые исполнительские решения? Интерес: на что способен человек, выступающий в одиночку? Когда в группе много музыкантов, возможно, ты будешь делать меньше, но результат будет все равно хорош, потому что вы – группа. Но когда ты один, и некому тебе помочь… Здесь значимость музыканта-одиночки возрастает.  Музыкант, встречающийся один на один с аудиторией, – это же великолепно! Ты отвечаешь как за ошибки, так и за триумф. Все зависит от тебя. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество