aif.ru counter
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА
966

Директор Ульяновской филармонии Лидия Ларина о классике, аншлагах и ремонте

АиФ Досье

Лидия ЛАРИНА

Лидия Ларина родилась в Миассе Челябинской области. В 1995 году закончила Казанскую государственную консерваторию. С 1995 года руководитель ансамбля «Русская Душа». С 2013 года профессор кафедры инструментального исполнительства УлГУ. В настоящее время учится в магистратуре МГУ имени М.В. Ломоносова по специальности «Менеджмент в культуре».

 

Только в Ульяновске

- Лидия Геннадьевна, на чём основывалась ваша уверенность, что всё получится?

- Далеко не у каждой филармонии есть свой академический оркестр, причём высочайшего уровня. Ульяновский симфонический оркестр был основан к столетию Ленина. Я смотрела личные дела первых оркестрантов, которые приехали работать в Ульяновск, среди них – выпускники только Московской и Ленинградской консерваторий.

Кроме того, в Ульяновске один из лучших залов России с акустикой, предназначенной для исполнения симфонической музыки, – Большой зал Ленинского мемориала.

- Долгие годы он был полон, когда шли концерты симфонического оркестра. И вдруг как-то сразу опустел. Аншлаги ушли в историю?

- Когда я вступила в должность директора филармонии, оркестр находился на перепутье: творческий потенциал колоссальный, а творческого продвижения нет. Коллективу было необходимо сотрудничество с исполнителями высокого класса, с дирижёрами мирового уровня. Всё это возможно, если у оркестра есть грамотный руководитель. Второй год с Ульяновским государственным академическим симфоническим оркестром «Губернаторский» работает один из лучших музыкантов России – заслуженный деятель искусств России Олег Евгеньевич Зверев. Конечно, я верю, что настало время аншлагов в концертных залах.

- Вы знаете, как повысить градус интереса к академической музыке?

- Нужно правильно выстраивать концертные программы – давать дозированно очень серьёзную музыку, музыку из кино и мюзиклов, саундтреки… Но делать это нужно очень грамотно.

На самом деле, спрос на серьёзную музыку немалый, и это хорошо чувствуют маркетологи: неслучайно красивейшие моменты из произведений Чайковского, Рахманинова, Шостаковича звучат в рекламе, в телефонных звонках, телепередачах... И этим тоже можно пользоваться – включать полную версию таких произведений в концертную программу, рассказывать о композиторах, которые их написали...

А ещё очень многое зависит от харизмы руководителя оркестра, от энергетики исполнения, поэтому если меняется музыкальный продукт, меняется и спрос на него.

Музыкант или менеджер?

- Вы профессиональный музыкант, имеете учёную степень, но то, о чём вы говорите, – это работа менеджера.

- Я давно этим занимаюсь. Когда руководила ансамблем «Русская душа», объездила всю Европу, организовывала концерты. За два дня мы могли побывать в нескольких странах. Мне было интересно сравнивать, как люди разных национальностей, культур воспринимают музыку, зачем они приходят в концертный зал. И знаете, что я поняла? Воспринимая музыку, все люди одинаковы. Американцы раскачиваются в такт мелодии, россияне могут даже ногами притопывать в такт. Человек в концертном зале хочет, прежде всего, услышать себя, свои мысли. Точно так же разговаривая с собеседником, мы обращаемся мыслями к себе и понимаем что-то своё. Эта потребность есть у каждого, а значит, каждый в той или иной степени нуждается в том, чтобы прийти в концертный зал и погрузиться в магию музыки.

- На ульяновской сцене выступают звёзды первой величины – Дмитрий Хворостовский, Денис Мацуев. Сложно вписать Ульяновск в их график?

- Да, очень непросто. Но у меня есть сильный аргумент – в Ульяновске свой симфонический оркестр. Когда впервые приглашали к нам Мацуева, он сказал, что это довольно ответственное предложение, потому что он не знает ни города, ни оркестра. Но тут сработал второй аргумент: имя дирижёра. Денис Мацуев из Иркутска. Его первые концерты там проходили с участием симфонического оркестра, которым долгие годы руководил Олег Евгеньевич Зверев.

Мы приглашаем в наш город много музыкантов, которые подтвердили свой профессиональный и исполнительский уровень на международных и всероссийских конкурсах. В начале переговоров меня часто спрашивают: вы музыкант? Я отвечаю утвердительно, и со мной начинают говорить по-другому, как с человеком, который знает суть вопроса изнутри.

Филармония или Дом музыки

- Вдруг появился бренд «Ульяновский Дом музыки». Как он взаимодействует с филармонией?

- Сегодня Ульяновская филармония представляет симфонический, духовой и оркестр народных инструментов. На протяжении 30-ти лет в филармонии звучит органная музыка. Зачем понадобился бренд «Ульяновский Дом музыки»? Просто мы в своих планах и задачах вышли за рамки филармонической деятельности как таковой. Например, у нас второй год работает музыкальный детский театр. Ребята проходят кастинг, и мы бесплатно обучаем их ребят хореографии и вокалу. Ставим детские спектакли, в которых главные герои – дети. Наша задача – собрать в зале родителей вместе с детьми, потому что назрела большая проблема: родители и дети сейчас оторваны друг от друга, живут как-то сами по себе. Во время зарубежных гастролей меня всегда поражало, насколько много в зрительном зале инвалидов, в том числе детей. А у нас дети с ограниченными возможностями сидят по домам. Филармония не может быть центром инвалидов, но мы обязаны предоставить возможность прийти сюда всем, кто хочет.

Ещё у нас есть программы, рассчитанные на малый камерный зал, где встречи с артистами проходят в непринужденной атмосфере, когда нет ни сцены, ни зрительного зала. Можно расположиться за столиками, пообщаться с друзьями, присоединиться к артистам, исполнить любимые песни и потанцевать. Конечно, можно было бы ничего этого не делать, но это путь, на котором мы постепенно, по крупицам собираем тех, кто станет завсегдатаями концертных залов.

Здание над обрывом

- Высоким целям, которые перед вами стоят, не способствуют ни внешний вид здания Дома музыки, ни его интерьеры…

- Мы располагаемся в уникальном здании. Оно было построено в начале XX века по проекту архитектора Ливчака как здание Общественного собрания. То есть изначально симбиряне приходили сюда, чтобы послушать музыку или посмотреть постановку. Но год от года здание разрушалось, и сейчас нужно приложить много усилий, чтобы сохранить его для следующих поколений. Это правда, что прекрасное в стенах филармонии человек должен воспринимать не только на слух, но и зрительно, поэтому свою задачу как директора я вижу в том, чтобы здание филармонии стало одним из красивейших в городе.

- Но это требует огромных средств. Власть планирует их вкладывать?

- Не выбирают ни время, ни условия, в которых приходится работать, поэтому просто надо максимально использовать все шансы и возможности для того, чтобы филармония изменилась. Главный результат нашей работы в том, что к нам выстраиваются очереди на концерт. А если филармонический зал заполняется, то наша работа будет привлекать внимание власти, я в этом убеждена.

- За два года вы ввели много новшеств. А коллектив во всём поддерживает вас? Есть недовольные?

- Филармония – это сообщество огромного количества творческих людей, у каждого из которых свой характер, темперамент, свои амбиции. Я это знаю, потому что я из такого же теста. Ко мне приходили с проблемами, претензиями и жалобами, предложениями. Руководитель обязан всех выслушать. Но должно хватить и терпения, и ума, чтобы грамотно вести этот огромный корабль и не сбиться с курса, не уйти в самодеятельность или популяризацию, ведь филармония – это, прежде всего, классическое искусство.

Недавно известный молодой скрипач Павел Милюков, игра которого очень востребована в Европе, после выступления с нашим симфоническим оркестром сказал, что далеко не каждый даже крупный город может похвастаться таким коллективом. И я вижу, как доволен этим откликом главный дирижёр, как горят глаза у оркестрантов. Вот это и есть момент истины: если всё это происходит, то мы стоим на правильном пути, идём верной дорогой…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество