aif.ru counter
171

Эталон телеэкрана

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. АиФ - Ульяновске 20/10/2010

Он, как старый знакомый, едва ли не каждый вечер появлялся практически в каждом доме - на «голубых» экранах черно-белых телевизоров. Он тридцать лет вел новостные и познавательные программы, как актер участвовал в детских передачах. В конце ноября Александру Михайловичу исполнится 70 лет, но он продолжает работать, передавая современной молодежи навыки культуры поведения и культуры речи. И рад уже тому, что эти, казалось бы, забытые вещи стали вновь востребованы в обществе.

Дорога длиною в жизнь

- Я родился во Владивостоке в 1940 году, - рассказывает Александр Михайлович, - но Дальнего Востока не видел, поскольку в полугодовалом возрасте с родителями переехал в Саратов. Отец был инженером, работал на строительстве оборонительных сооружений на новой границе СССР. В первые дни войны он попал в плен, а после Победы из фашистских концлагерей прямиком был отправлен в сталинские. Так что воспитывала меня мама... Детство и юность прошли в Саратове. Там учился в школе, занимался в драматическом кружке - том самом, где чуть раньше азам актерского мастерства учился Олег Табаков. Театром детского и юношеского творчества еще с военных лет руководила Наталья Иосифовна Сухостав, известная актриса, режиссер, великолепный педагог. Так что, куда поступать после окончания школы, у меня сомнений не было - Ленинград, театральный институт. Этот город мне полюбился навсегда. Там совершенно иная культура, даже воздух другой. Лекции по изобразительному искусству нам читали в Эрмитаже и Русском музее. Жил я в одном общежитии с ныне известнейшими актерами - например, Иммануилом Виторганом, Львом Прыгуновым, Николаем Олялиным. Питер - это город, где культура передается от поколения к поколению, где не прерывались традиции русской интеллигенции…Вуз я закончил в 1963 году - вернулся в Саратов, и здесь увидел объявление - набирали дикторов на местное телевидение. Тогда Саратовская студия телевидения была одной из ведущих в России, она даже имела статус «кинопроизводящей»… А мне еще Наталья Иосифовна говорила, что у меня такой великолепный голос, что даже моя внешность до него не дотягивает… Прочитал стихи Пушкина, своего любимого поэта, какую-то прозу, какую-то информацию. В результате на работу меня взяли. Но тогда мне вовсе не казалось, что я ступил на дорогу, которая окажется длиною в жизнь.

Работали, не переставая учиться

В те времена, несмотря на техническое несовершенство, телевидение было более осмысленным, более разноплановым, чем сейчас. Передачи выходили «живьем» - не было ни записи, ни монтажа. Программа была одна - местная. Московский канал появился только в конце 60-х годов. Вещание начиналось с шести часов вечера и заканчивалось в полночь. Тогда телевидение рассказывало о людях, об их жизни, событиях, давало много познавательного, обычным делом были научно-популярные и литературно-художественные программы. Помню самую первую передачу, которую вел, - «По ком звонит колокол» о творчестве Хемингуэя. Дикторский текст в кадре, отрывки из фильмов, фотографии - вот и все изобразительные средства. Но благодаря работе режиссера и оператора, все выглядело очень эффектно и динамично. Тогда еще прошло совсем немного времени с момента появления телевидения в СССР, но возникло оно не на пустом месте. У его истоков стояли замечательные театральные актеры, журналисты-газетчики. Практически все они были очень интересными людьми - постоянно находились в творческом поиске. По сути, профессии, связанные с телевидением, тогда только создавались - мы одновременно и работали, и учились. В 1965 году ездил в Москву на семинар, который проводила известный в те годы диктор Ольга Сергеевна Высоцкая, а ряд занятий провела Валентина Леонтьева. Было у кого перенимать мастерство. Приглашали остаться в Москве, но помешало отсутствие столичной прописки. Тогда под строящуюся телестудию Останкино должны были прописать десять тысяч иногородних специалистов, но эту идею почему-то «положили под сукно».

Быть эталоном культуры и внешности

В Саратове проработал до 1970 года, а потом приехал сюда, в Ульяновск. Привлекло то, что здесь намечались большие перспективы, связанные с празднованием 100-летия Ленина. Так что основная и творческая, и семейная жизнь у меня складывалась уже здесь. Вел передачи и о сельском хозяйстве, и о строительстве, и о культуре, и образовательные программы, и даже целые циклы передач о поэзии. Было много концертов столичных артистов, которые гастролировали в Ульяновске, и местных творческих коллективов. Передвижная телевизионная станция обеспечивала прямое вещание из концертных залов. В начале семидесятых появилась возможность записи - студию оснастили видеомагнитофонами «Кадр» - с огромными бобинами. Но ничего не было страшнее жары от огромных зеркальных ламп, которые нередко взрывались в прямом эфире, осыпая нас осколками. Их только в конце семидесятых годов поменяли на софиты.

Тогда была не только политическая цензура, но и высочайшие требования к дикторам. Сейчас мне часто бывает стыдно за многих телевизионных и радиоведущих - за неправильные ударения, за массу стилистических речевых ошибок. От нас же требовалось быть эталоном культуры речи, внешности, стиля. Тогда никто не называл нас «звездами» -просто мы были популярны.

Правда, и у нас не всегда все проходило гладко - все-таки прямой эфир заставлял волноваться. Как-то, помню, вел передачу «Встречи для вас» - с заезжим скрипачом, недавно вернувшимся из зарубежных гастролей. Начал я свою речь: «Вы только что приехали из ХеНсиЛьки…». Чувствую, что говорю что-то не то… Но повторяю: «Итак, вы приехали из ХеНсиЛьки…». Три раза повторил так - знаю: что-то «заклинило», а что именно - понять не могу. В конце концов выкрутился: «В общем, из Финляндии вы приехали…». Надеюсь, что зрители это тогда восприняли как шутку. А в студии все просто «лежали» от смеха.

Иногда удавалось использовать и свои актерские возможности. Сейчас все ульяновцы, чье детство пришлось на 70-е годы, помнят передачу «Тик-Так», которую вела Римма Шепелькова, «тетя Римма»… Играл там то Царя Гороха, то Лешего. Вместе с актерами драматического театра - Клариной Шадько, Лешей Дуровым, Зоей Самсоновой.

Телевидение превратилось в замочную скважину

К сожалению, на местном телевидении сейчас ничего подобного практически нет. Единственный канал, который сейчас хоть как-то напоминает настоящее телевидение, - «Репортер». Но даже там, к сожалению, нет программ для детей.

Сейчас на смену политической цензуре пришла «цензура» коммерческая - все стараются сотворить нечто такое, на что «клюнут» рекламодатели. Телевидение, по сути, превратилось в большую замочную скважину… Сам я ушел из эфира в 2000 году. Считаю, что сделал это вовремя - на том телевидении, что существует в настоящее время, я себя не вижу.

Некоторое время я еще проработал в рекламном отделе ГТРК «Волга», преподавал в университете, да и сейчас продолжаю учить молодежь культуре речи в школе речевого мастерства Людмилы Ляшенко. Главное - я вижу, что потребность в этом снова появляется. Молодые люди начали понимать, что культура общения, культура речи необходимы в жизни. Хотя бы для того, чтобы успешно пройти какое-либо собеседование или произвести благоприятное впечатление на делового партнера. Мне порой горько слышать, как люди говорят на улице, как выражают свои мысли на каком-то щебете, «птичьем языке». К сожалению, среди молодых людей осталось немного таких, кто читает художественную литературу. Не понимают, не чувствуют, что в книге есть магия - как и в театре, как и в настоящем телевидении.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах