aif.ru counter
155

«Музейное переселение» в Ульяновске. Снова обвинят общественность?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ - Ульяновск 5 03/02/2016
Вопросов больше, чем ответов...
Вопросов больше, чем ответов... © / Сергей Юрьев / Коллаж АиФ

Нашумевшая история с «переселением»  областного художественного музея в гостиницу «Венец», о которой мы писали в прошлом номере и предложили подискутировать на данную тему всем заинтересованным лицам,  получила продолжение.  Ясности, правда,  она  добавила немного. Во всяком случае, второе заседание рабочей группы, призванной разобраться в ситуации, которое состоялось 28 января, прошло в бурных дебатах. И что характерно, в пресс-центре фонда «Ульяновск – культурная столица».

Минкульт остался в стороне

Чиновники регионального министерства искусства и культурной политики от этой дискуссии предпочли дистанцироваться – ни самой Татьяны Ившиной, ни представителей отдела приоритетных проектов и целевых программ на заседании не было.
Сославшись на занятость, проигнорировал встречу и руководитель группы архитектор Александр Варюхин, так что роль модератора досталась заместителю директора Ульяновского драматического театра по развитию (она же председатель общественного совета по культуре) Анне Маркеш Карвалейру.
Началось всё, как положено, с презентации, где были продемонстрированы многочисленные изображения зданий современной постройки в различных городах России – от Москвы до Владивостока, где расположились музеи и прочие учреждения «творческой индустрии». Оказывается, многие музеи сейчас обитают в бывших торговых центрах, и протестов это не вызывает. Даже здание Третьяковкой галереи на Крымском валу изначально задумывалось как павильон паркового комплекса. При этом все «страшно довольны»!
Однако данные примеры, призванные убедить собравшихся в целесообразности размещения музейных экспозиций на территории гостиницы «Венец», немедленного эффекта не возымели. 

Разговор слепого с глухим

Заведующая музеем современного изобразительного искусства имени Пластова Елена Сергеева охарактеризовала едва начавшуюся дискуссию как разговор глухого со слепым. Она высказала непонимание, почему от художественного музея изначально в рабочую группу был включён всего один человек, «у которого есть своя позиция и который не согласен с позицией коллектива» – директор Сергей Жданов. Что касается примера Третьяковской галереи на Крымском валу, то Елена Николаевна отметила, что там располагается галерея современного искусства и выставочные залы, однако основная коллекция демонстрируется в историческом здании – в Лаврушинском переулке. По её словам, в современных помещениях можно показывать современное искусство, да и то не всё, а только искусство конца XX – начала XXI веков. Всё остальное – уже классика. Так что, надо готовить помещение под конкретные экспозиции, а не наоборот: «мы вам дали, а вы там как-нибудь разместитесь»…
Однако заместитель директора краеведческого музея по науке и развитию Ольга Бородина уверена, что «было бы глупо отказываться от помещений, которые можно использовать». Собственно, против этого тезиса никто и не возражал, тем более, если речь идёт не о переселении музея, как сообщалось ранее в различных СМИ, а о расширении его площадей. Однако «подводных камней» было обнаружено немало. На некоторые из них обратила внимание главный хранитель художественного музея Галина Дёмина, которая поведала собравшимся, что условия хранения экспонатов действительно не соответствует нормативам, и за последние пять лет было получено четыре предписания от управления министерства культуры России по ПФО и требованием исправить положение,  и назревает уже пятое. В 2012 комиссия правительства региона провела комплексную проверку, и дело также закончилось очередным предписанием. И нелепо обвинять работников музея в том, что до сих пор ситуация осталась прежней. По этому поводу Галина Григорьевна сказала буквально следующее: «На протяжении последних пяти лет я направила 32 обращения в вышестоящие органы. Вопрос не решался никем и ничем. Мы не отказываемся от этих площадей. Я очень рада, что их дают – даже вопреки 158 пункту инструкции по учёту и хранению экспонатов от 1985 года: здание музея должно быть изолированным, каменным, с железобетонными перекрытиями. А вот разрешит ли министерство культуры РФ пойти на подобное нарушение инструкции – это ещё вопрос».
Заместитель директора по научной работе Художественного музея Луиза Баюра сообщила, что изначально коллективу сообщили именно о переселении музея, а не о переносе части экспозиций и фондохранилища на дополнительные площади – именно из-за этого возникла вся острота обсуждения. Отказываться от помещений никто не собирается, если там планируется размещать выставки, галереи современных ульяновских художников, детские образовательные центры. Но это всех проблем музея не решит, поскольку произведения древнерусского искусства, XVII-XIX столетий не могут экспонироваться в этих помещениях. 

Крайнего нашли заранее

Впечатлило выступление заместителя председателя общественного совета по культуре, заместителя председателя историко-архивного комитета Ульяновской области Галины Андреевой. Прежде всего к этому  вопросу надо привлекать профессионалов, а  не общественников, - разъяснила Галина Ивановна, -   так как  они знают требования к условиям сохранности музейных  и архивных  фондов,  параметры СНИПоВ, пожнадзора, Роспотребнадзора  и экологов. Только профессионалы  знают технические параметры  по нагрузкам. Прежде чем обсуждать,  сначала на руках  надо иметь акты о допустимости возможного  места, изолированности здания!
Андреева сначала вообще не собиралась обсуждать данную проблему, не выяснив главного:   пригодно ли технически здание к тому, чтобы там разместить музей или выставочные залы, соответствует ли оно экологическим требованиям и обладает ли необходимой транспортной доступностью. Кроме этого, надо ещё получить разрешительные документы на использование этих помещений от Роспотребнадзора и государственного пожарного надзора. Также Галина   Ивановна  посетовала на пагубную роль общественности, которая в своё время «успешно похоронила» проект строительства  здания  архива!  Первый проект был ещё подготовлен в 1988 году с привязкой к улице   Робеспьера, но там построили элитное жильё. Об историко-архивном комплексе вспомнили в   2008 году. В 2009 году предложили построить здание архива на улице Кирова, федеральный центр уже согласился профинансировать проект в числе  других  строительств архивных зданий.
Но власть   и впрямь столкнулась с сопротивлением общественности. В первом случае были действительно активные протесты. А чего следовало ждать, если огромное здание было решено построить впритык к Дому Языкова, одному из старейших в городе памятнику архитектуры, да ещё и на месте прилегающего к нему сквера?!  А вот жители улицы Кирова едва ли отстояли бы пятачок земли близ Южного рынка, если бы власть проявила хотя бы минимальную настойчивость. Поэтому в трёх регионах, в  Пензе, например, новые архивы построили, а у нас общественность воспротивилась. Поэтому надо тщательно всё взвесить и не отказываться от предлагаемых площадей для выставочных экспозиций хотя бы.   
Собственно, отказываться никто и не собирается. Однако прошедшее совещание показало, что проект расширения музеев находится в такой стадии, что говорить о том, насколько реально его воплощение, пока вообще невозможно

Деньги есть?

Во время заседания рабочей группы не раз звучали замечания, что и проект расселения музеев потребует огромных финансовых вложений – возможно, непосильных для областного бюджета, который все последние годы пребывает в серьёзном дефиците. Более того, никто и не говорил, откуда возьмутся деньги на покупку помещений, проектирование, комплекс экспертиз, ремонт, оборудование, обеспечение климат-контроля и прочих условий, необходимых условий для нормальной работы музея. А потребуются на это десятки, если не сотни миллионов рублей. Может быть, и «утка» о полном переселении музея в гостиницу возникла неспроста, а только для того, чтобы «возбудить» общественность? Во всяком случае, будет, на кого свалить очередной провал.
Кстати, когда мельком прозвучал вопрос о предоставлении музеям освобождающихся правительственных зданий, возникла неловкая пауза, и тема как-то сама собой «рассосалась»…
О том, насколько зыбки пока перспективы данного проекта, становится ясно из высказывания единственного представителя министерства искусства и культурной политики, который присутствовал-таки на заседании. Директор департамента культурного наследия Шарпудин Хаутиев воздержался от того, чтобы давать оценку заявленному проекту, но отметил, что проблему решать надо. Однако любые дискуссии, по его мнению, бессмысленны до тех пор, пока не получены заключения о реальности этого проекта от соответствующих министерств и ведомств и не проведены необходимые экспертизы. 

Справка
Художественному музею требуется: - 400 м2 для хранения живописи, - 100 м2 для 5,5 тысячи произведений графики, - 100 м2 для 500 предметов мебели, - 150 м2 для 3 тысяч предметов декоративно-прикладного искусства, - 100 м2 для 340 скульптур, - 20 м2 под хранилище изделий из драгоценных металлов. И всё это – не считая 3 000 – 4 000 необходимых площадей для расширения экспозиций

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество