aif.ru counter
869

Режиссер из Луганска Олег Александров: «Многие ждали «вежливых людей»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. АиФ - Ульяновск 34 20/08/2014
Сергей Юрьев / АиФ

Вместе с Олегом Александровым на новое место жительства переехала группа актёров Луганского русского драматического театра имени Павла Луспекаева.

Надеялись, что пронесёт

- Олег Валерьевич, как вообще обстояли дела с русским языком и русской культурой до событий на майдане?

- Какой-то свирепой украинизации в Луганске никто не ощущал. Наш театр так и назывался - Русский драматический – и никто не пытался навязать нам репертуар на «державной мове». Другое дело, что в Луганске есть и Украинский театр, который пользовался куда меньшей популярностью. Возможно, кого-то во власти это не радовало. Что касается школ, то даже в тех, которые «де-юре» считались украинскими, преподавание велось, в основном, на русском языке, и этому никто не препятствовал. Я сам преподавал в Луганской академии культуры и искусств, и там вся документация велась на украинском языке, а преподавание, в основном, на русском.

- Была ли надежда, что всё обойдётся?

- Когда Россия выделила Украине трёхмиллиардный кредит, для нас это стало знаком надежды на то, что всё наладится. Весь восток Украины понимал, что от так называемой «евроинтеграции» ничего хорошего ждать не стоит.  В первую очередь, «реформы» начались бы в сфере культуры – с сокращения театров и других подобных учреждений. Попытки недофинансирования были и раньше. Правда, некоторые регионы даже пытались создавать новые театры, но безо всякой поддержки от центральной власти – исключительно за счёт областных бюджетов. Так что, была надежда, что смута вовремя остановится, и противостояние закончится каким-то компромиссом. Ведь не только на Юго-Востоке, но и в Киеве, и в других областях Украины для многих людей русский язык был и остаётся родным. И невозможно отрицать, что экономические связи с Россией – основа благополучия не только Луганщины и Донбасса, но всей Украины. Так что, очень хотелось верить, что здравый смысл возобладает.  Но, к сожалению, этого не случилось.

- В какой момент стало ясно, что добром эти события не кончатся?

- Сложно было отследить «точку невозврата», поскольку в разгар противостояния в Киеве, у нас в Луганске была абсолютно мирная ситуация. Мы готовились к юбилею – 75-летию театра. В апреле должен был состояться фестиваль «Госпожа удача».  Первыми признаками того, что происходит нечто ненормальное, стали перебои с финансированием, и однажды театру просто стало нечем оплачивать коммунальные услуги. Но мы продолжали готовиться к фестивалю и последующему юбилею. Это серьёзная работа, и отслеживать политическую ситуацию было особо некогда. Не то, чтобы мы не понимали, чем всё это может закончиться, но, как говорится, надежда умирает последней, и мы держались за неё до конца.

Фото: АиФ / Сергей Юрьев

 

Своеобразный «звоночек был в день юбилея театра, 16 мая,  когда министр культуры Российской Федерации прислал поздравительную телеграмму, а из Киева – молчок…  Собственно, было понимание того, что в случае переворота Донецк и Луганск станут первыми жертвами новых властей, поскольку именно здесь находился главный оплот русской культуры, русского менталитета на Украине.

Ждали «вежливых людей»

- Почему вооружённое противостояние возникло именно в Луганске и Донецке?

- Знаменитый памятник «Замполит поднимает бойцов в атаку» находится в Луганской области – недалеко от Славяносербска. Это один из символов Луганской области. Память о Победе в Великой Отечественной войне свято чтит подавляющее большинство луганчан. Эта память не угасает, и здесь всегда было мощные казачьи организации, которые поддерживали тесные связи с российскими казаками. Такое мировоззрение стало основой общественных движений, которые переросли в ополчение, когда оказалось, что мирными способами отстоять свою идентичность, свою культуру, свой язык уже невозможно.  Отступать было некуда – пришлось взять в руки оружие.

- А чего ждали жители Луганской области от референдума о независимости?

- После присоединения Крыма к России, большинство населения Донецкой и Луганской областей ждали такого-же развития событий. Если не все, то очень многие надеялись на приход «вежливых людей».  У нас в театре был избирательный участок, и приходили люди, которые не могли по каким-то причинам проголосовать по месту прописки, и уговаривали дать им избирательный бюллетень. И была искренняя надежда, что к этому волеизъявлению прислушаются власти и в России, и на Украине. В тот момент ещё была надежда, что всё удастся решить относительно мирным путём.  Если бы власти Украины предоставили автономию восточным регионам и не покушались бы на русский язык, то осталась бы единая Украина – без таких огромных жертв. Но, к сожалению, этого не случилось.

Должен ли актёр воевать?

- Что послужило конкретным толчком для решения уехать?

 - Жена одного из актёров должна была вот-вот родить, что и стало главным при определении даты отъезда. И, как оказалось, уехали мы вовремя – перед самым началом бомбёжек и обстрелов города.  Директор Димитровградского театра Андрей Иванович Шкалов пригласил нас значительно раньше, чем мы решились на отъезд, - ещё в феврале.  Но на это непросто было решиться, что вполне естественно, когда в жизни происходит резкий перелом, внезапные перемены. Приехали мы в Димитровград с Сергеем Евдокимовым в конце мая, и в это же время начались первые обстрелы Луганска. Буквально недавно, в конце июля – начале августа, у многих актёров приехали родственники. Им было выбраться уже гораздо сложнее, чем нам.

- Что за люди воюют в ополчении?

- Много слухов распространяется, будто в ополчение набирают бомжей, которым всё равно нечего терять. Это неправда. Оружие в руки взяли очень многие вполне адекватные люди, которые считают, что это их долг. В день захвата здания СБУ была демонстрация ветеранов ВДВ, которые и стали основной силой ополчения. Среди моих близких знакомых нет ни одного человека, который добровольно отправился бы в военкомат по повестке, когда шёл призыв в украинскую армию.

Актёры театра обсуждали идею - записаться в ополчение, но я кое-кого из них убедил этого не делать. Воевать должны люди, имеющие военные специальности и боевой опыт. Именно из таких, кстати, и состоит костяк ополчения. Это, в основном, бывшие десантники, многие из которых прошли Афганистан. Я уверен, что актёры, доказавшие свой профессионализм, показавшие свой талант, не должны идти на войну, потому что таких людей мало, их надо беречь. Но в театре собирали гуманитарную помощь – медикаменты, бинты, продукты - и отправляли в осаждённый Славянск.    

Будущее – в России

- Вы собираетесь получать российское гражданство?

- Такое желание есть. Мы ведь активно участвовали в сохранении основ русского мира, который присутствовал, да и сейчас остаётся на Украине.

- Как вас здесь приняли?

- Приняли буквально с распростёртыми объятиями. Тут любых слов благодарности покажется мало. Мы получили помощь от многих людей, с которыми раньше вообще не были незнакомы. Главное – устроили актёров с детьми. Пока кто-то живёт в съёмных квартирах. Причём, есть и такие примеры, когда димитровградцы просто пустили пожить во временно пустующие квартиры при условии оплаты только коммунальные услуги. Предоставили и квартиры, которые были в фонде театра – там живут с семьями главный художник Владимир Медведь и актёр Сергей Евдокимов. Остальных пока расселили в гостинице «Черемшан». Но главное – те, кто нас принял, сделали всё, чтобы мы не чувствовали себя беженцами.

- Какие планы строите на новом месте?

- Пока говорить об этом несколько рано. Пока идёт процесс адаптации. Но сразу по приезде мы сделали сказку. Сейчас собираюсь ставить ещё одну – «Волшебная лампа Алладина». Хочется сделать большой весёлый ироничный спектакль «Театр, или шум за сценой» по пьесе английского драматурга Майкла Фрейна. Потом будет новогодняя сказка.

Есть в планах спектакль к 70-летию Победы. Ещё в Луганске я хотел поставить «А зори здесь тихие»…  После Нового года начнём готовиться к фестивалю «Театральный АтомГрад». Хочется сделать что-то интересное для актёров и притягательное для зрителей, но не развлекательное. Хочется «замахнуться» на классику – Островского, Гоголя или Чехова. Здесь сохранился облик города XIX века, сама архитектура располагает к обращению к той эпохе. Естественно, хочется сохранить тот репертуар, который уже есть в театре.  И ещё хочется провести какой-нибудь совершенно безбашенный эксперимент – такой, чтобы никто из зрителей ничего не понял, но каждый был бы переполнен чувствами. Главное – чтобы текучка не задушила…

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество