aif.ru counter
80

"Белые пятна" войны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. АиФ - Ульяновск 09/12/2009

В России не должно остаться безымянных могил.

Великая Отечественная война была не только великим испытанием для нашей страны, но и великим историческим уроком. И то, насколько важна для нас память о миллионах наших погибших соотечественников, о поражениях и победах, о беспримерном героизме воинов России, говорит о жизнеспособности нации. Сейчас много делается для восстановления этой во многом утраченной памяти... Но, к сожалению, до сих пор многие события той войны остались "белыми пятнами" истории, а миллионы солдат считаются пропавшими без вести.

Поворот судьбы

В Ульяновской области поисковое движение возникло всего несколько лет назад - во многом благодаря Олегу Ерохину, руководителю Ульяновского военно-патриотического центра "Набат". Экспедиции на поля сражений, работа в архивах, захоронение героев с воинскими почестями - все это делается ульяновцами с 2003 года. Но, как утверждает сам Олег, то, что сделано, - лишь ничтожная часть того, что сделать необходимо...

Олег Ерохин родился в городе-герое Волгограде 46 лет назад, занимался спортом, работал тренером-преподавателем в детском спортивном клубе, получил квалификацию судьи первой категории по футболу, мини-футболу и хоккею с шайбой. Жил в Новосибирске и Саратовской области, восемь лет работал тележурналистом, вел новостные программы о спорте, молодежных проблемах, патриотизме... И вдруг, когда ему было уже за тридцать, жизнь сделала крутой поворот.

- В январе 1995 года, - рассказывает Олег, - я случайно встретился со старой знакомой из Новосибирска Натальей Некрасовой, руководителем Новосибирского экспериментально-педагогического комплекса "Мужество, героизм и воля", получил от нее приглашение принять участие в "Вахте памяти" в Ленинградской области и снять об этом фильм. В апреле того же года я в составе новосибирского поискового отряда на станции Погостье принял участие в первой в своей жизни Вахте памяти - пока как тележурналист. Тогда за десять дней были "подняты" останки около восьмисот незахороненных солдат, которые просто лежали в воронках, ямах и рвах. Порой казалось, что я слышу их голоса... Именно тогда в воронке от минометной мины я поднял своих первых шестерых бойцов и понял, что мы практически ничего не знаем об истории Великой Отечественной войны, и осознал, в каком мы долгу перед сотнями тысяч воинов, от которых не осталось даже имени, чьи останки лежат в ленинградских, смоленских и брянских лесах, волгоградских степях... Это оставило настолько глубокий след в моей душе, что через год я сам организовал поисковый отряд в Балаково, а фильм "Дневник поисковой экспедиции" считаю своим боевым поисковым крещением.

Долг перед павшими

Конечно, самостоятельно работать на "Вахтах памяти" было сложно - нужно получить массу разрешений и накопить необходимый опыт, которого на начальном этапе ни я, ни ребята, с которыми я приехал, не имели. Хочу сказать огромное спасибо новосибирцам, которые нас поддержали. В составе их отряда мы два года "стажировались". Мне тогда уже было 35 лет, и для меня жизнь буквально открылась заново - появились новые интересные люди, встречи, работа. Я нашел в Саратовской области энтузиастов - физически и духовно сильных людей, которые понимали, что поисковая работа - не только долг памяти перед павшими, но и возможность направить энергию молодежи в созидательное русло.

В 2003 году я переехал в Ульяновск и с помощью Комитета по делам молодежи Ульяновской области, который тогда возглавлял Денис Грибов, создал областной поисковый отряд. В первый состав по рекомендации районных отделов молодежи вошли ребята из Базарно-Сызганского района, Новоульяновска и Ульяновска. В августе 2003 года мы приняли участие в Международной учебно-тренировочной Вахте памяти в Вязьме Смоленской области. Тогда же мы начали работать над созданием электронного варианта областной Книги памяти...

Первое, что мы делали, - открывали ее печатный вариант. С Валентиной Кузьминичной Кораблевой, руководителем редколлегии "Книги Памяти Ульяновской области", мы начали работать с первых дней моего появления в Ульяновске.

Никто не знает, сколько их было...

Как выяснилось, до сих пор никто точно не знает, сколько жителей Ульяновской области отправилось на фронт... Согласно областной Книге Памяти, 122 тысячи из них не вернулось с войны, причем 67 тысяч - более половины - числятся пропавшими без вести. Считаю, что за это должно быть стыдно нам всем...

А вскоре выяснилось, что у большинства солдат и офицеров 154-й Ульяновской стрелковой дивизии не известно ни имени, ни фамилии. Там было более 12 000 воинов, а установлены имена немногим более трехсот. А ведь эта дивизия геройски сражалась на территории Белоруссии, и там в честь наших земляков стоят обелиски. В августе 1941 года эта дивизия в боях с превосходящими силами фашистов потеряла практически весь свой личный состав. Как выяснилось, очень многие ее солдаты трагически погибли в плену.

Большую помощь в установлении их судеб нам оказывает Государственный архив Ульяновской области, где есть немецкие трофейные документы на советских военнопленных, многие из которых до сих пор ждут своих исследователей.

Из двухсот человек, имена которых мы установили по архивным документам, пятьдесят восемь - из Ульяновской дивизии. А ведь мало кто знает, что здание Ленинского районного суда на улице Карла Маркса - бывший Дом офицеров этой дивизии. А за ним стоят еще два дома, где до сих пор живут дети погибших на войне офицеров.

Как сражалась эта дивизия, говорит хотя бы то, что пленных солдат немцы сразу же отправляли в лагеря смерти. Большинство тех, кто попал в плен с 13 по 20 августа 1941 года под городом Жлобин в Белоруссии, были умерщвлены газом "Циклон-Б" и сожжены в печах Освенцима. Немцы люто ненавидели тех, кто своим героизмом развеял их иллюзии о "легкой прогулке" на восток.

Возвращение через десятилетия

Сейчас мы с особым нетерпением ждем 65-летия Победы. Это повод, чтобы подвести итоги той работы, что мы уже провели. В этом году мы очень активно работали на территории Калужской области, где воевала 154-я Ульяновская дивизия, 336-я стрелковая дивизия, сформированная в Барыше, 344-я Мелекесская дивизия. Было очень много находок... В этом году в Димитровграде, Барыше и Ульяновске мы вручали медальоны погибших солдат их родственникам. Кроме этого, останки двух солдат, найденные поисковиками под Ельней и в Мясном Бору, привезли и торжественно похоронили на родине.

Одного из них, Ивана Лапшина, похоронили в июне рядом с могилой его жены. Поразили две фотографии на надгробии - на одной бабушка 86 лет, а рядом с ней - молодой солдат, которому 26 лет...

В июле на Вахте в Калужской области совместно с мордовскими поисковиками мы нашли воронку, из которой через три дня "подняли" 216 солдат. Никогда раньше не видел столько спортивных значков - "БГТО", "Ворошиловский стрелок", "Будь готов к химической защите Отечества". По архивным документам выяснили, что, возможно, это был отдельный милицейский батальон особого назначения, сформированный из спортсменов общества "Динамо", который уничтожил множество вражеских солдат и техники. Потом все они погибли при штурме высоты. Этот батальон воевал в составе 5-й гвардейской дивизии, и мы нашли его геройски погибших солдат совершенно случайно... Теперь все они похоронены с воинскими почестями - даже трое родственников приезжали из Красноярского края. В воронке мы нашли 22 медальона, но, к сожалению, только три из них удалось прочесть. Гораздо больше нам "рассказала" простая солдатская ложка, на которой боец не поленился написать не только свое имя, но и адрес, и дату призыва. Потом мы нашли его племянницу, живущую под Тверью...

Таких примеров множество, и, уезжая на места боев, мы никогда не знаем, что найдем, чьи имена удастся восстановить, но для нас очевидно одно - от Великой Отечественной войны не должно остаться безымянных могил.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах