aif.ru counter
52

Двадцать лет спустя

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Аиф - Ульяновск 14/10/2009

Наталья Сергеевна перебирала свои вещи - откладывала то, что необходимо простирнуть, погладить. Она собиралась в трёхнедельную командировку в Москву.

Ехать не хотелось - начало мая - не лучшее время для аллергика. Но заменить её некем, а для работы этот семинар очень полезен.

Наталья Сергеевна работала терапевтом в районной больнице. Но реальная жизнь требовала от неё знаний гораздо более обширных, чем были у врача общей практики. В больнице не было окулиста, хирурга, ревматолога, не хватало медсестёр. Эта командировка давала возможность познакомиться с новыми методами лечения, с новыми лекарствами, получить дополнительную специализацию, что, естественно, скажется на зарплате.

В другое время Наталья Сергеевна поехала бы с удовольствием, но сейчас, измученная постоянным насморком и приступами удушья (её аллергия осложнялась астматическим синдромом в период активного цветения берёзы), она предпочла бы остаться дома. Тем более, что дети заканчивали школу - дочь седьмой класс, а сын - второй, и надо было позаботиться об их летнем отдыхе. Муж обещал отвезти их к бабушке, но всё равно сердце женщины не было спокойным. В её отсутствие муженёк иногда запивал, что случалось уже не раз. В общем, уезжала она абсолютно разбитая не только болезнью, но и предчувствием неприятностей...

Москва

Их небольшую группу из Ульяновской области встретили на вокзале и поселили в одном из подмосковных санаториев.

В советские времена (а это был 1986 год) такие семинары для представителей различных профессий проводились в Москве постоянно. На них не только давали возможность получить новые знания, обменяться опытом с коллегами из других регионов, но и посмотреть столицу.

К удивлению Натальи Сергеевны, аллергия немного отпустила её. Сказалось, вероятно, то, что санаторий, где они жили, находился в сосновом бору. Воздух здесь звенел от чистоты, особенно по утрам. Наташе понравилось вставать ещё до рассвета и, дыша полной грудью, гулять под соснами, где почва, усыпанная прошлогодней хвоей и шишками, мягко пружинила под ногами.

За три дня до отъезда объявили выходной день и вывезли всех "семинаристов" в Москву, чтобы они могли пройтись по магазинам, купить подарки близким - всё-таки Москва! Наталья плохо ориентировалась в большом городе. Две коллеги - одна из Калуги, другая из подмосковного Подольска - взялись сопровождать её по ЦУМам и ГУМам.

Женщины азартно обследовали прилавки, терпеливо стояли в очередях, примеряли наряды и складывали покупки в большие полиэтиленовые пакеты с ручками - удобная вещь, между прочим. Увлечённая новым для неё делом - беготнёй по магазинам - Наташа не сразу почувствовала, что начинает задыхаться. Пошарила в сумочке, но ингалятора не нашла - забыла его в кармане халатика в пансионате. Она опустила тяжелые пакеты на пол и прислонилась к прилавку. Подруги в это время нюхали разнокалиберные флакончики с духами и не замечали, что ей стало плохо.

Несколько минут она пыталась справиться с дыханием, но ароматы парфюмерного отдела лишь усиливали приступ. Она уже решилась окликнуть спутниц, но увидела над собой лицо мужчины.

- Мадам нездорова? Чем я могу помочь? - Говорил мужчина с легким иностранным акцентом.

Смутившись, с трудом выталкивая из себя слова, Наталья почти прохрипела:

- Сейчас всё пройдёт, это астма.

Мужчина наклонился, поднял её пакеты одной рукой, второй решительно взял под локоть и повёл к выходу из магазина. Через дорогу был небольшой сквер. Мужчина усадил Наталью на скамейку, затем достал из кармана предмет, в котором она с трудом узнала ингалятор. Двух порций лекарства оказалось достаточно, чтобы она почувствовала облегчение, а через пятнадцать минут от приступа не осталось и следа. Наталья Сергеевна с удивлением смотрела на своего спасителя. Это был явно иностранец, хотя по-русски говорил очень чисто. Увидев, что женщина пришла в себя, он привстал и, слегка наклонив голову, представился:

- Франсуа Вийон, врач из Марселя. Я приехал по туристической путёвке, послезавтра наша группа отбывает в Ленинград.

- Наталья Сергеевна, я тоже врач, приехала на семинар из Ульяновска, и вот видите...

В это время из магазина выбежали спутницы Натальи и стали испуганно оглядываться по сторонам. Она замахала им рукой.

Пока женщины ждали зелёного огонька светофора, Франсуа достал из кармана красивое портмоне, а из него - маленький кусочек картона:

- Это моя визитка, здесь адрес моего дома в Марселе, напишите или позвоните, если сможете. Ингалятор оставьте себе, там 200 доз лекарства, Вам его хватит надолго. А вообще, я рекомендую сменить климат - лучше всего Вам жить у моря. До встречи.

Возвращение

Домой Наталья Сергеевна вернулась с кучей подарков для детей и мужа.

После повышения квалификации она стала работать на полставки ещё и ревматологом.

На первый взгляд её жизнь была образцом благополучия - хороший муж (а кто не выпивает сейчас?), здоровые дети (еще бы, мама - врач!), квартира, работа, неплохая зарплата... Но в душе женщина ощущала, что не об этом мечтала она в юности. Мужа она не любила. Когда после окончания института её распределили в этот городок, она поняла, что перспектив найти человека, с которым и в шалаше рай, нет. Поэтому согласилась выйти замуж буквально за первого встречного. Ей было уже 28 лет и, конечно же, хотелось иметь семью и детей.

Когда ей сделал предложение сосед по дому - инженер с мясокомбината, - она думала недолго. Наташа давно заметила, что нравится этому спокойному и уверенному в себе человеку. Бурной страсти в их отношениях не было, и когда прошла новизна первых месяцев совместного проживания, каждый из них стал жить по собственному расписанию, не мешая другому. Два взрослых человека со сложившимися характерами - они поняли, что смогут сосуществовать, только если будут уважать интересы друг друга.

Рождение детей добавило тепла в их отношения, но всё равно Наталья чувствовала, что сердце её не бьется сильнее в присутствии мужа.

О встрече с французом она не рассказала никому. Писать ему она, конечно, не собиралась, но иногда доставала из потрепанной записной книжки визитку и пыталась прочесть французские слова. Необычный ингалятор она берегла и пользовалась им нечасто. Поэтому, когда перед Новым годом лекарство закончилось, Наталья Сергеевна почти испугалась. Этот изящный аппаратик почему-то стал ей очень дорог.

В новогоднюю ночь ей довелось дежурить в больнице. Сделав вечерний обход, подписав все назначения, она сидела у себя в ординаторской. Перед ней лежал конверт международной почты, который она купила пару месяцев назад в Ульяновске на Главпочтамте и долго носила в сумочке. Теперь в конверте было короткое письмо. Так, ни о чём: спасибо за помощь в трудную минуту, сейчас всё хорошо, здорова, работаю. Поздравляю с Новым годом. Если захотите написать, то только в Ульяновск, "до востребования".

Наталья очень хорошо понимала, если в их маленьком городке узнают, что она переписывается с иностранцем, пересудов и неприятностей не избежать.

Ответ пришел через полтора месяца. Франсуа очень обрадовался её письму. Он все это время наводил справки о случайной знакомой, но без фамилии трудно было найти человека в такой большой стране. О себе написал, что ему 47 лет, вдовец, жена умерла 11 лет назад. Взрослый сын живет с семьёй в Америке. Франсуа звал Наталью в гости, обещал выслать денег и хвалил прекрасный морской воздух Марселя, который вылечил бы все её недуги.

Завязалась оживленная переписка. Чужой мужчина с другого конца света писал ей о том, что их встреча перевернула его жизнь: "... Наташа, я и не мечтал, что найду Вас - ту, которая снилась мне в юности. Можете не верить, но у меня есть Ваш портрет. Мой дед тоже был врачом, и одна благодарная пациентка подарила ему свой портрет, написанный неизвестным русским художником. После революции в порту Марселя слонялось много русских, мечтающих хоть как-то заработать на жизнь. Были там и художники, пишущие портреты с натуры. Вот такой портрет висел в рамочке напротив рабочего стола моего деда, а теперь он висит в моем кабинете. Приезжайте, я покажу его Вам...".

Новая встреча

Переписка длилась два года. Летом 1988 года Франсуа приехал в Ульяновск. Они встретились и больше не расставались.

В те времена даже разговоры о поездке в капстрану считались почти преступлением. А здесь нужно было пройти через процедуру развода, через непонимание детей, через обструкцию и зависть коллег. Единственный, кто поддержал Наталью, был муж Дмитрий. Он давно понял, что не склеить то, чего нет. Не было любви, не было счастья, практически нет семьи. Зачем мешать людям, которые хотят быть вместе? Дмитрий Петрович сразу же согласился на развод. Часто и подолгу беседовал с дочкой и сыном, убеждая их в том, что мама не предала их, что она по-прежнему любит их...

Эпилог

С тех пор прошло больше двадцати лет. Супруги Вийон - Франсуа и Натали - счастливы, они живут в Марселе. Там же живет и сын Натальи Сергеевны с женой-француженкой и дочкой. Дмитрий Петрович со второй женой приезжал к ним встречать 2007-й год.

Единственное, что омрачало все эти годы их счастье, это то, что дочь Натальи так и не простила матери уход из семьи. После развода родителей она стала жить с бабушкой, закончила институт, вышла замуж и переехала в Москву, но не общалась ни с родителями, ни с братом, который уехал с мамой во Францию.

На прошлой неделе мне позвонила из Москвы Наталья Сергеевна. Она с сыном, снохой и внучкой приехала в гости к дочери. Впервые она увидела своих уже почти взрослых внуков. Прикрывая трубку рукой, Наталья Сергеевна прошептала:

- Ты знаешь, как зовут внуков? Наташа и Митенька!

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество