aif.ru counter
37

Достучаться до души

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ - Ульяновск 24/06/2009

Эдуард Терехов, заслуженный артист РФ, директор и главный режиссер Ульяновского театра юного зрителя "Небольшой театр", лауреат многочисленных театральных фестивалей, на пути к театру прошел мимо множества соблазнов.

Иные поприща обещали ему возможность достичь куда большего материального благополучия. Мог уйти в коммерцию, в рекламу... Одно мешало - театр стал для него настолько осознанной необходимостью, что жизнь без него потеряла бы смысл...

Запретное стало легендой

Реализовать себя в творчестве пытается, пожалуй, половина человечества - особенно в детстве и юности. У большинства "нормальных людей" это стремление со временем проходит, а для кого-то перерастает в образ жизни.

В юности, - рассказывает Эдуард Терехов, - мне необходимо было сделать выбор между театром и архитектурой. Выбор довольно мучительный - потому что каждое из этих дел требует полной самоотдачи. В театре больше привлекало само действо, а в архитектуре - результат, который остается на века. Но так получилось, что, подчинившись скорее велению сердца, чем разума, в 1980 году я поступил в школу-студию народного артиста СССР Петра Львовича Монастырского при Куйбышевском академическом театре драмы имени Горького. И ни разу об этом не пожалел. Мне необычайно повезло с учителями - тогда в полном расцвете творческих сил были те великие старики, которые и создали тот легендарный театр. На тот момент этот театр входил в пятерку лучших театров России, и буквально с первого курса мы начали жить с театром одной жизнью - выходить на сцену в массовках и эпизодах. Еще студентом мне посчастливилось сыграть и несколько заметных ролей. Одна из первых - в спектакле "Закон вечности" Нодара Думбадзе, там я сыграл главного героя - Бочаны Ромишвили в детстве и юности, а дальше, по ходу действа мой герой взрослел, и в более зрелом возрасте его играл заслуженный артист Борис Заволокин. В числе моих партнеров по различным спектаклям были великие актеры! Например, народный артист СССР Николай Михеев, которого многие телезрители помнят по роли Демьяна в популярнейшем советском сериале "Вечный зов".

Запомнился спектакль "И порвется серебряный шнур" по пьесе Алексея Казанцева - острая, злободневная, живая психологическая драма, которая затрагивала нравственные проблемы и человека, и общества, и государства. Об этом тогда, в 1982 году, и говорили-то с опаской, а тут поставили спектакль... Он прошел на сцене четыре раза, потом приехали "правильные товарищи" и запретили постановку. В результате спектакль стал легендой.

Режиссером сделала жизнь

- После окончания школы-студии долгое время работал в Куйбышевском ТЮЗе. Там сыграл более сотни ролей. Одной из самых дорогих для меня работ стал Бумбараш в одноименном спектакле, в постановке признанного мэтра российского и мирового театра Адольфа Шапиро. Кстати, работая именно с Шапиро, я начал вникать в тонкости режиссерской профессии. Режиссура, с одной стороны, требует большей ответственности, но с другой - дает больше возможностей реализовывать собственные замыслы, говорить с публикой на темы, которые тебя волнуют. Актерская работа хоть и авторская, но часть чужой концепции.

Не скажу, что ставил перед собой такую цель - стать режиссером. К этому меня привела сама жизнь. Приходилось зарабатывать разными способами - писал сценарии, сюжеты, занимался их постановкой. Был период безвременья, когда часто приходилось сталкиваться с откровенно слабой режиссурой. И дабы реализовать себя, стал пробовать ставить спектакли самостоятельно - и некоторые из них получили признание в разных городах, на различных театральных фестивалях, даже за рубежом. До приезда в Ульяновск у меня уже было несколько десятков авторских постановок - и в Самаре, и других городах.

В творчестве кризиса нет!

А любовь (не подберу другого слова) с ульяновским театром возникла стихийно: в 2004 году меня пригласил сюда на одну постановку мой старый друг Александр Колтун, принявший этот театр в качестве директора. И мы поставили себе амбициозную задачу: создать настоящий, живой театр, не похожий на другие, со своим неповторимым "почерком".

Сегодня у нас есть слаженная команда, громадье планов, океан идей. Даже нынешний кризис пошел нам на благо - заставил проявлять больше инициативы, фантазии, сделал жизнь театра более интересной и насыщенной. Творческого кризиса нет.

Мы пытаемся работать в самых разнообразных направлениях. В прошлом году поставили шокирующий спектакль - "Преступление и помощь на дому". Считаю, что театр должен разговаривать с молодежью откровенно и остро - поэтому и была выбрана такая форма общения - на грани фола, на стыке разных жанров: театра, цирка, публицистики. Для молодежи неприемлемы ни сюсюканье, ни излишняя патетика - нужен живой, откровенный язык, который ей близок и понятен.

Но есть у нас и лирические спектакли - например, мягкая, теплая и ироничная "Снегурушка". Тонкий, умный и искрящийся "Чехов". Интересно пробовать самые разные жанры. Но если на одном из жанровых направлений достигается какой-то успех, это не значит, что надо "терзать" его до бесконечности. При подобном подходе и сам рано или поздно теряешь творческую энергию, да и зритель может пресытиться. Хороший театр тем и интересен, что непредсказуем. Каждый режиссер воспринимает драматургическую основу по-своему. Но надо суметь спроецировать творческий замысел на время, на себя, на публику. Есть такая цепочка - автор - зритель - коллектив: только вот этот коллектив, только сегодня может поставить пьесу именно этого автора, конкретно для такого зрителя. Важно - быть требовательным к подбору материала, к формированию репертуара и не "плодить" спектаклей-однодневок. Тем более ответственно мы подбираем драматургию для детей. Нам хочется разговаривать на понятном зрителю языке, на волнующие его темы, но не опускаясь до примитивного разжевывания прописных истин, а подтягивая зрителя до уровня автора. Даже развлекательный материал должен иметь "второе дно", взывать к мысли, пробуждать чувства, порождать сомнения.

У человека одна жизнь

У меня три сына - двое уже взрослые, младший - подросток, и мне небезразлично, в каком обществе будут они жить, с кем мои дети будут общаться. Очень хочется, чтобы у них была достойная среда обитания, и духовная, и интеллектуальная. А для этого необходимо делать все, чтобы их сверстники вырастали человечными, способными сострадать. К сожалению, сейчас один из главных "воспитателей" -компьютерные "стрелялки", где у каждого, как у кошки, по девять жизней. Сознание смещается, и многие забывают, что жизнь у них одна... Это настораживает.

Но и театр не должен выглядеть нравоучительно. Орать, бить ремнем - значит ломать личность ребенка, это ни к чему хорошему не ведет. Нужно достучаться до сознания, до души.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах