aif.ru counter
62

Боевой губернатор Старынкевич

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ - Ульяновск 17/09/2008

Сегодня, 17 сентября 2008 года, Симбирскому губернатору Константину Сократовичу Старынкевичу исполнилось бы 150 лет, хотя судьба отмерила ему всего 48 лет земной жизни.

Он родился в 1858 году и ушёл в 1906-м. В историю Симбирской губернии

К.С. Старынкевич вписан как самый "недолгий" начальник края - с 27 июля по 23 сентября 1906 года. Отставку К.С. Старынкевичу подписала бомба террориста.

Лето 1906 года, разгар 1-й русской революции. Крестьяне жгли барские снопы и усадьбы, рубили господский лес и обирали фруктовые сады. К катаклизмам общественным добавились стихийные бедствия: засуха, неурожай, страшные пожары в уездных городах Сызрани и Алатыре. Симбирские дворяне требовали пушек для подавления аграрных беспорядков. Вместо пушек император Николай II отправил в начальники Симбирского края гвардейского генерала-артиллериста.

Константин Сократович не был заурядным воякою. Генеральский мундир его украшал университетский значок - отличие, скорее, либеральной гильдии профессоров и присяжных поверенных. Прославленный русский историк и конституционный демократ Павел Николаевич Милюков припоминал на склоне жизни нетривиальные доклады, которые читал его однокашник Костя Старынкевич на гимназическом кружке. Поклонник консервативного панславизма, Костя "не вызывал особых симпатий" в среде либеральных школяров.

Так или иначе, но выбором Константина Старынкевича стало не изучать историю, а самому делать её. Выпускник юридического факультета стал охранителем государственных устоев, военным и жандармом, а потом и губернатором, которого по воле императора Николая II "забрасывали" в самые "горячие" точки ставшей неспокойной Российской Империи. В одном 1904 году Константин Сократович успел "порулить" сразу тремя административными субъектами: Томской, Курляндской и Харьковской губерниями!..

И вот гвардейский артиллерист в Симбирске. "Напоминаю благоразумной части населения, что всякие собрания на открытых местах, безусловно, воспрещаются, и каждый участник такого сборища, а руководители в особенности, должны по существующим законам привлекаться к судебной ответственности, в случае же неисполнения требования полиции немедленно разойтись такие сборища будут рассеиваемы вооруженною силою", - гласило самое первое из изданных им постановлений.

Замечательный повод отличиться на ниве "рассеивания" представился 20 августа 1906 года. Утром телеграф принёс Константину Сократовичу взволнованную депешу из Сенгилея: в городе собралась толпа в пять сотен человек, звучат революционные песни и лозунги. Губернатор немедленно отрядил роту солдат, чтобы подавить беспорядки. Но покуда служивые шлёпали в Сенгилей на пароходе, местная полиция давно и без лишних усилий разогнала мятежную толпу!..

Неверно думать, что

К.С. Старынкевич был жестоким самодуром, желавшим строгостей и крови. Обнаружив, что полиция без всякого разбора, "совершенно неправильно" сажает в "кутузки" заподозренных в революции, губернатор лично распорядился об освобождении восьми человек и "высказался, в то же время, о необходимости дальнейшего пересмотра дел и освобождения некоторых арестованных". За подобный либерализм Константину Сократовичу едва не попало "по фуражке" от министра внутренних дел, грозного Петра Аркадьевича Столыпина. Министр с разбором не успел...

Некое тяжёлое предчувствие не покидало Константина Сократовича с самого момента прибытия в Симбирск. "Теперь пост губернатора боевой, а на боевом посту стоять - это честь, которой добиваются порядочные люди. Охранить себя от бомбы или пули невозможно. Немыслимо отделить себя от людей непроницаемой стеной, не может губернатор сидеть безвыходно в своем кабинете", - высказался губернатор в интервью столичной газете "Новое время".

21 сентября 1906 года предчувствие обратилось трагедией. "Когда я сегодня шел из своего казенного дома в Губернское Присутствие, то заметил, что меня догоняет, направляясь мне наперерез, неизвестный довольно молодой человек, одетый в темное, со светло-русыми волосами, бородой и небольшими усами; лицо у него было не русского типа, не интеллигентное и очень злое; на мой взгляд, он был выше среднего роста.

Когда я вступил на тротуар перед крыльцом в Присутствие, неизвестный, находясь шагах в десяти от меня, бросил мне под ноги бомбу; раздался взрыв, дым которого, так он произошел близко от меня, сфотографировался у меня в глазах. Раненный этим взрывом, я упал". Обрезки ржавых гвоздей, которыми террористы начинили бомбу, вызвали заражение крови. 23 сентября 1906 года Константина Сократовича не стало.

Симбиряне отметили память губернатора-мученика мемориальной доской на месте покушения. Доска сгинула в революционное лихолетье. Досок теперь у нас вешают много - может, есть смысл возродить и эту - память администратора и человека, погибшего за верность стране и служебному долгу...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество